16:44 

химерная вечность
Вот такую вот ассоциацию выдал нам |Иероним| /лучи обожния/ чудесная вещь, спасибо тебе за нее, я просто в восторге)
Смотреть на нас

Давным давно, а я об этом уже писал, мир населяли древние. Каждый умел свой удел - реки, поля, леса, горы, тропы - и каждый был привязан духом к своему разделу и был его хранителем. И жили они себе да время шло - появлялись новые расы, молодые и не опытные и верили они этим древним, что обучали их. Верили в Духа грома. Леса и реки и к каждым относились с почтением, пока не решили что, верить в множество это затратно и выбрали одно великое божество , а всех остальных забыли и они постепенно ушли в небытие.
болотный король - дух большой полноводной судоходной реки. Она разливалась на многие километры . была полна рыбы от мелкой до крупной белуги. Кормила многих рыбаков что ставили сети и всегда улов был большой у того, что с почтением относился к его территориям. Со временем люди научились строить плотины. перекрывая русла реки и она постепенно скудела, люди пускали воду по иным искусственным руслам осушая земли и строя там свои поселения. Дух реки раньше топил эти поселения, по весне разливаясь по всей территории, но и с этим нашли как бороться. Реку в буквальном смысле задушили - слишком ценны были земли по которым она путь свой держала - золото на дне самом. От того и сущили русла и саму реку зажимали отводя в низину через горы. И вся вода ушла, и исток перекрыли разрушенной горой. От некогда великой горы. где алмазы нашли осталось озеро торфяное да болота в самом темном лесу непроходимые. Как дух реки не гневался, но люди изменяли ландшафт как им угодно было не заботясь больше о природе и что они губят. А это забытье, в сумраке леса, да пополнение с вешними водами, чтобы окончательно не иссохнуть. Гиблые места это были. Какой - бы путник не забрел - там свою погибель находил, попадая во власть и служение духу реки.

Albert Osbourne, - Младший 3й сын благородного рода. Рыцарей приближенный к королю. Весь род его доблестью славен был и преданностью королю. От того и земли широкие и плодородные и далеко они простирались. Как раз по руслу той самой реки. По праву наследует все старший сын. а младшие или в рыцари подавались либо управляющими баронами в удаленные поместья.
Наш герой в рыцари не угодил - не было той слепой веры в королевство, да и зачем эта пустая боевая слава- сложить голову на поле боя. Бездарно потратит жизнь ради того чтобы имя твое забыли. потому таких рыцарей множество. Знания его сила была, и запретные знания. Алхимия и география. именно он показал месторождения алмазов и прииски золотые , так же как и нашел способ огранить алмаз более тонко и филигранно. Богатство роду приносил. если бы не зависть соседей и молва, о том что в роду колдун завелся. Инквизиция в ту пору лютовала. а подорвать доверие королевской семьи - означало гибель всему роду. Уличенный " в колдовстве" это приговор. И лучше сами разберутся , чем к ним придут монахи в серых рясах всех допрашивать. Это был бы крах. Принцип меньшего зла. Этого героя сказки свои же родные братья поймали, скрутили да молча не объяснив ничего завезли в леса темные да в болоте притопили. Заодно как им казалось духа болот " жертвой" задобрят.
Утопленник не простой - его руками и стараниями отчасти речку - задушли.
Вот и есть у них теперь много времени друг с другом разбираться. Впереди вечность . пока все реки текут.



Скачать бесплатно E.S. Posthumus - Ushas на Muzebra.com.

@темы: «На самом деле, я люблю людей. Под винным кисло-сладким соусом»

18:57 

химерная вечность
По ФМ для |ИЕРОНИМ|
Он зовет меня по ночам, и его зов, манящий и властный оказывается сильней криков, что я слышу в лагере. Не оттого, что он громче, просто его голос излучает то, чего в лагере я больше найти не смогу, и я крадусь в темноте, крадусь, минуя покои матери, где она, в родовых криках истекает кровью, мимо отчима, который вырвет плод из ее чрева, оставив ее умирать, потому что вся его благосклонность, вся доброта его была только ради этого дитя, а мы — лишь ненужный довесок к нему, я пройду комнату прислуги, в которой плачет хрупкая девочка-альбинос, с белесыми глазами, которые сейчас налились кровью, и стали словно... Кроличьими, мимо ее горя, — повешенного в назидание повстанцам, ее брата близнеца под ее окнами, глаза выдадут ее, и отчим повесит ее рядом с братом наутро. Она тоже будет ждать меня. А я только приподниму подол платья, чтобы не выпачкать кровью тонкое кружево, и пойду дальше. Я больше не из них, и не смогу им помочь ничем. Я могу лишь идти на Его зов, доказать Ему, что я достойна, идти туда где они, они все, будут ждать меня счастливые и радостные, когда я пройду через Лабиринт и стану их принцессой.

***

Она поймает пули отчима белыми, все еще по-детски припухшими ладонями, а пули, прошив тонкую ручку попадут в сердце. Но это уже будет не важно, она прошла Лабиринт, и повела всех ушедших за собой, в свое королевство, чтобы стать их принцессой. А он прикроет остекленевшие голубые глаза маленькой девочки, которой, чтобы не испугаться смерти нужен был добрый Фавн. Фавн, который подарит ей совсем немного сказки.

@темы: «На самом деле, я люблю людей. Под винным кисло-сладким соусом»

05:45 

химерная вечность
«Я спою, и швырну вам на стол ворох шелковых кружев
В переплетьи которых хохочет шаманский мой бубен»
© И. Бродский


...ты натягиваешь на колки тетиву, цепкими мозолистыми пальцами четыре тонкие струны, словно свитые из жесткого конского хвоста, четыре всадника: в черном, в белом, в рыжем, в бледном.

Натягиваешь, опуская на тугую тетиву смычок, и из под тонких пальцев вырывается сноп искр. Ты выстреливаешь звуками словно стрелами, упруго всаживая острые железные наконечники по самое древко в мембраны слуха, а я, натянув, словно плащеницу, наши брачные простыни, выпачканные чем то белым и пропахшие терпким, горьким, на барабаны, выбиваю пощечинами ритм, сбивая плашмя ладони о материю до тупых культяпок, как прежде выбивал тот же ритм бедрами заставляя звучать для тебя... Тебя.
Засвечивая фонари на отсыревших лицах улиц, вбивая хлесткими ударами пенсне в глубину глазниц, оставаться правильно очерченными круглыми циферблатами в зрачках, призрачным хроносом, космосом, эросом, вирусом, растекающихся солоноватыми каплями из под горячих трепещущих век.

Освящать таинство липким, телесным запахом седьмого пота за место святой воды, заменяя крест твоим крестцом. Упругими плетьми погонять четырех твоих всадников, отчеканивать ломаным, нервным ритмом цокота их копыт, хлесткими ударами, задавать ритм сердца для двоих.


@темы: «Когда мы не сможем с тобой говорить, я буду тебе...петь»

01:06 

химерная вечность
«...когда он ищет сигарету в пачке,
на безымянном тусклое кольцо
внезапно преломляет двести ватт,
и мой хрусталик вспышки не выносит;
я жмурюсь - и тогда он произносит,
глотая дым при этом, "виноват".»
© И. Бродский


...когда от заката остается только тонкая ниточка багровой каймы на горизонте, он, оставив и пустую квартирку, настолько маленькую, что правильнее было бы ее назвать гробом и похоронить вместе с хозяином, и затхлую, испещренную множеством надписей парадную, выскальзывает из подворотни, чертыхается, скользит в сером потоке людей, машин, прилипая судорожно и торопливо зрачками к прохожим, и ищет кого-то, ищет так, словно бы зависела от него его жизнь, самое ее существование, губы то раскрываются в беззвучном крике, он натыкается плечом на людей, спотыкается, падает, падает снова, слыша во след только крики и отборный мат... на секунду притормаживая передохнуть, с трудом ловит дрожащими пальцами сигарету в помятой пачке, но не вскрикнет, не позовет, словно в уголках губ его притаились стаи саранчи, и, стоит только сорваться звуку с неплотно сомкнутых тонких губ, как стаи закружат над его головой рыжеватой воронкой и примутся пожирать эти голые деревья, это сизое клубящееся небо. На мостовой кто-то притормаживает, хватая за руку, и в безымянном человеке в форме он тоже, словно бы, узнает того, кого так долго ищет, того, к кому молчаливо, неистово взывает. В них во всех словно брызгами раскидало его черты — вот девушка, в которой сохранены его тонкие, изящные руки, с выступившими канатами синих венок на кистях, вот мальчик — с самого рождения он хранил Его пушистые ресницы и озорной огонек. Тусклое свечение фонарей ловит свое отражение в грязной поверхности реки, нимбом очерчивая каждое призрачно светящееся кольцо, глядящееся в водную темнь, и внезапно словно вспышкой проносится предчувствие. Сладкое, щемящее, будто змеящиеся аспидные клубки ворочаются в грудине, сплетаются между собою тугими жгутами, он падает на брусчатке, неизящно, ломано, целуя коленом стертые камни мостовой, и водная гладь словно преломляет эту вспышку, и вот уже ближе, с каждым вздохом, все острее он ощущает: он собрал, собрал его как мозаику, забирая у множества людей, кропотливо, скрупулезно, словно бусины, каждую частичку его так, чтобы он сложился воедино, сплел из безумного числа чужих и ненужных то единственное, желанное, ценное. Словно двести ватт освещают его появление, и никто не замечает этого, он шепчет беззвучно, одними бледными губами, шепчет так, что в переплетении сотен эпитетов можно различить только спешно вплетенное «мой». Хрусталик глаз сжимается в точку, выдохшаяся зажигалка выдает только невразумительные вспышки, откидывает в сторону, яростно, и вдруг вспоминает, — еще одна деталь, — Он не выносит дыма сигарет, без которых мужчина не может. Картина становится целостной, а над ним раздается теплый голос, знакомый, въевшийся, продолжением его мыслей:

Я жмурюсь, аллергия, прям до слез... Ты все же помнишь? — и лишь тогда, уже не боясь поверить, улыбаясь огоньку, протянутому знакомой рукой, закуривая, он произносит:
— Помню. Не умирай больше без меня, мне так тяжело собирать твои уникальные черты среди этих безликих людей.
Глотая дым и пряча при этом болотистые глаза, заблестевшие, конечно, от сигарет, он слышит в ответ лишь улыбчивое:
Виноват.

@темы: личные посвящения, «Я жду тебя внутри. Я невозможен вне»

12:29 

химерная вечность
Адова ночь, когда меня вело и швыряло во все стороны, как шлюпку во время шторма так, что тяжело было вздохнуть, а перед глазами проносился сумбур, из которого сложно вырвать что то осознанное и связное. Из того, что запомнилось, мне снились слои и коды, и навязчивое желание задать координаты элементу n. Впрочем, это ничуть не удивляет, я выныривал из полудремы, чтобы уткнуться в теплые руки, но словно прибоем снова затягивало на глубину.
***

В один момент, от неосторожного движения — боль под ребрами, словно от удара чего то острого справа, и я не могу вдохнуть. Коротко-коротко восстанавливая дыхание, проваливаться в полусон, и видеть себя...
Зданием, древним, каменным, со множеством потайных ходов, я был именно зданием, освещенным только лишь светом факелов. По моим скрытым ото всех глаз коридорам ходил кардинал Борджиа, сменивший свою нарядную сутану в простую монашескую одежду, ходил таясь и пряча свои греховные помыслы, и был застигнут врасплох монахом. Я чувствовал, как тонкий стилет, возникший в руках кардинала пронзил грудь монаху, прямо под ребра, справа. Я был зданием, но мне захотелось согнуться от острой боли монаха, умиравшего внутри меня.

@темы: «Они меня нашли, когда я крепко спал...»

23:37 

God and Devil inc.

химерная вечность
Давно это назревает, носимся с идеей, как одержимые, поэтому не могу не поделиться новой радостью. Захотелось атмосферного, отражающего особенности каждого, но при этом подчеркивающего то общее, что объединяет обоих. Заключающего в себе наши предпочтения все старание, на которое способны, нечто совершенно чудесное, необычное, анимированое и подогнанное под наши потребности. В общем, что то будет) А это за место аперитива:
Трепетать!

@темы: «Небо, своими руками...»

13:48 

химерная вечность
Убивали Февраль.
Совсем еще юный, из всех братьев лишь второй по счету, он таял под сапогами, вбивавшими в него комья грязи, убивали звучно, хлестко, обрызгивая мутной дождевой водой старательно разрисованные белоснежными морозными узорами на тонком стекле кожи, щеки, и узоры стаивали, стекали тонкими струйками слез, и превращались в лужи.

Убивали Февраль.
Хрупкий тонкокостный мальчишка с седыми от рождения волосами, он цеплялся за полы пальто всех, без разбора, прохожих, а они лишь отводили брезгливо глаза, отряхивали плечи от последнего бессильно осыпающего их снега, а он сжимал беззвучно губы, глотал обиду — на перчатках из давно омертвевшей черной кожи оставались рассыпавшиеся в прах, старательно слепленные им когда-то тончайшие узоры снежинок.

Убивали Февраль.
Белоснежный меховой палантин свалялся, пропитался грязью, муфта отлетела, оставшись одиноким островком мягкого пушистого снега, еще нетронутым, не оскверненным, но уже обреченно подтаивающим по краям. Убивают, проливая жидкое серебро его глаз, чтобы напоить и насытить его плотью, его болью и смертью, отрока Марта. И Март примет эту жертву, как принимал всегда, без благодарности и сожалений о том, что его жизнь куплена ценою смерти предшественника. И вправду, что ему до того, что зимой так холодно умирать.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

01:57 

Dreamcatcher

химерная вечность

Вместо предисловия:
Раньше Эда штырило в одиночку. Теперь заразился и Аль.
Статус: В процессе


@темы: «Я жду тебя внутри. Я невозможен вне»

03:19 

химерная вечность
Нашел интересным вот такой вот тест по хиромантии, не со всем, пожалуй, соглашусь, но некоторые вещи в точку.

Пройти тест
Мой результат

@темы: «Искажать себя — тоже искусство»

12:27 

химерная вечность
Мне снилось, что мне попал в руки генератор вероятностных линий. Принцип работы данной программы /а это именно программа, устанавливающаяся на компьютер/ таков: задается момент жизни, в который был сделан тот или иной выбор, поступок и машина генерирует несколько линий вероятностей того, как сложилась бы твоя жизнь, если бы в тот момент ты выбрал бы иначе. Как иначе сложилась бы твоя жизнь и жизни всех тех, для кого то, как ты поступишь тоже было значимым. Все просто. Кликаешь по имени, раскрывается несколько вариантов развития событий, выбираешь вариант, и смотришь как все изменится у тебя и у окружающих.

Я упрямо задавал восьмой год, и просматривал одну за другой линии вероятностей, проживая все варианты развития событий, прокручивая, снова и снова жизни — свою, и тех, кто мне дорог. Машина не меняла прошлого, просто давала осознать, в чем ты ошибся, и как бы все было, если бы ты поступил не так, а иначе. Вскоре радость от такой находки пропала, и наступило осознание. Это просто генератор сожалений, упущенных возможностей. Без способности что-то менять — бесполезное окно в прошлое. Впрочем, жаль, что мне не пришло в голову задать сегодняшний день, к примеру, и посмотреть, как лучше мне его прожить, чтобы будущее сложилось благоприятнее.

@темы: «Они меня нашли, когда я крепко спал...»

01:41 

химерная вечность
Вот такую чудеснейшую штуку на потребу моей черной душе преподнес мне болотный король, знает же, чем порадовать.

Созерцательная Рэйко [Contemplating Reiko]
Автор: Vincent Grisanti

Комикс о маленьком (ей 6 лет) японском демоне по имени Рэйко, живущем в Америке и учащимся в обычной человеческой школе. К другим персонажам относятся три её сёстры, отец, дядя, ручной крокодил, безголовый человек, две сиамские близняшки и некоторые другие. Комикс изобилует чёрным юмором, насилием, кровищей и расчленёнкой в нереалистичных масштабах.

под кат ==>


@темы: «На самом деле, я люблю людей. Под винным кисло-сладким соусом»

23:55 

химерная вечность
Грязный замызганный город. Вид, достойный сюжетов сталкера: липкая мелкая морось падает с неба, серебрит и зеркалит обсидиановую поверхность асфальта, растекается сероватыми лужами, которые покрываются позже радужной пленкой бензина. Небо, отраженное в таких лужах выглядит красочным сном морфинистки, отдающейся за очередную дозу амброзии. Переливчатое зыбкое чудо, но стоит только ткнуть носком начищенного ботинка, чудо тут же расползается в безобразных разводах, становясь тем, чем по сути, являлось всегда.

И только четыре трубы гидроэлектростанции, окрашенные в красно-белую полоску вихрами выдыхают густой, клубящийся пар из зева, четыре курящих исполина, задавшиеся целью закоптить свинцовое брюхо неба. Воздух сыроват и тягостен, такая она, наша южная зима, промозглый противненький ветерок навязчивым и вертлявым мальчишкой забирается за ворот тонкого черного пальто, вскидывает длинные его полы, приставуче и раздражающе холодит своими влажными поцелуями щеку. Только вот мальчишке этому не одна сотня лет, обитатель затхлых проулков и гуляка глянцевых витринчатых улиц.

Запахиваю пальто, я и вправду нынче не по погоде одет, холод пронизывает черную плотную материю, касается белоснежной рубашки, и та трепещет, трепещет и липнет на мне словно нетрезвая институтка, чьи объятия все же не способны согреть. Докуриваю, наблюдая, за тем, как город накидывает на себя шаль переливчатых огоньков, чужих и холодных. Этот город стоит любить, воплощение всех крайностей: нищеты и богатства, убогости и пижонства, любить, за одно то, что своими склизкими холодными прикосновениями гонит меня со своих владений, вынуждая считать белеющие по над трассой сиротливо прижатые друг к другу березки, гонит отчужденностью, давая понять — я здесь лишний. И я бегу, очертя голову, через мосты и кольцевые, в то единственное место, где окажусь уместен и желанен, к тем теплым пальцам, что сотрут прикосновения развязного ветра, и даруют ощущение спокойной уверенности.
Я дома.


@темы: «Я жду тебя внутри. Я невозможен вне», личные посвящения

22:38 

химерная вечность
...ну так вот сидим мы в кафешке, прихлебываем полюбившийся облепиховый отвар, и тут взгляд Аль ступорится и стеклянеет, ибо видит он то, от чего глаз отвести не может. Ерзая и сверля взглядом расположенную напротив витрину, с трудом досиживает, и тащит всех смотреть вот такую вот чудесную вещицу, и залипает. Восхитительно тяжелая вещь, с железной рукоятью из приятного руке, увесистого, гладкого металла. Была там так же и трость, столь же гладкая, черная, идеально подходящая мне по росту, с таким же серебреным черепом, вроде этой. Забирали Аль с боем, при этом всю дорогу он убивался, представляя как черепок на ручке ему задорно подмигивает пустой глазницей, и страдал искренне и безутешно.
Забавно, что в нашем городе он стоит ровно в два раза больше, чем в Москве.
Весело, блин.

@темы: «Я не особенный. Я — это тень моей тени»

15:25 

химерная вечность
Наткнулся на забавное, задумался.

Я ненавижу «продавцов горячих пирожков». Эта особая категория людей, которые сами из себя мало что представляют, но при этом умеют втереться в доверие, сочувственно улыбаются, когда ты, уже окончательно уверившись, что человек свой, и заслуживает доверия, посвящаешь его во что то личное. Внемлют, впитывают, не отталкивают и вообще всячески проявляют участие, а потом, наступает их минута славы, когда видят, что есть благодарный зритель, — вот она! Редкая возможность насладиться собственной значимостью! И они сливают все то, что им было доверено по наивности, аки горячие пирожки. Что? Вы пинаете этого-то человека? А я о нем такооое знаю! — и понеслась. Причем, такой вот продавец чужой подноготной будет выступать, что все сливаемое ему было втюхано чуть ли не насильно, его, несчастного, ведь к стулу привязывали, и вливали в уши не нужные ему переживания о личном. И вот, у него наконец настала возможность высказаться о накипевшем.

Нет, я то понимаю, что во что то личное вообще лучше никого не посвящать, но все мы люди, со своими слабостями, с потребностью кому то доверять и желанием, чтобы порой нас поддержали. Но когда мне попадается такое вот существо — ищущее благодарные уши и одобрения за слив чьей то лички, как бы мне не был неприятен тот, о ком сливается информация, я просто даже слушать не захочу, ибо противно. Сегодня такой вот человек сливает информацию мне, ища одобрения и теша свое чувство собственной значимости, откуда я могу знать, что эта гнида потом обо мне накопленную информацию не пойдет продавать за дешево, за внимание публики.
И неприятно, что всегда находятся те, кто не прочь из уст подобных поживиться «жареными» фактами, пикантными подробностями.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

00:50 

химерная вечность
URL
17:16 

химерная вечность
При повышенном давлении режут вену, пускают кровь. А мне бы между пятым и шестым ребрами, чувствопускание.

04:33 

Настроенческое

химерная вечность
В ближайшее время ничего конструктивного писать не хочется. Поэтому, просто мое звучание.




И... Спокойной ночи тебе...)

@темы: «Когда мы не сможем с тобой говорить, я буду тебе...петь», личные посвящения

23:33 

Мастерская

химерная вечность
14:39 

химерная вечность
Утонувши в теплой ватной курке, одеваю наушники и, щурясь на улыбчивое нежное солнышко, выхожу во двор. Воздух пахнет древесиной, сырой землей, и, уже почти распавшимися во влажном грунте, истлевшими листьями. Приятно пахнет...прикрыв веки, наслаждаюсь, как через них, красноватым маревом, просвечивают солнечные блики, порывы ветра не бьют пощечин, а совсем по-весеннему, по-девичьи робко и трогательно касаются осунувшегося лица. Садясь на бордюр, достаю помятую сигарету, щелкает зажигалка и воздух наполняется терпким горьковатым запахом табака. Я перебираю травинки, так и не выжженные не пришедшими холодами, подбираю иссохшую ветку, тереблю в руках.

Говорят, в конце февраля взвоют метели, заснежат, запорошат мой теплый юг, зима все же оскалится напоследок, но это уже не страшно.
Как твои дела? Все равно, знаешь,
Это моя лучшая зима...

@темы: «Я не особенный. Я — это тень моей тени»

00:07 

химерная вечность
06.02.2013 в 19:26
Пишет болотный король:

Посвященное.
Просто Эду показалось, что он все еще что-то умеет.
На самом деле, Эд умеет творить чудеса, просто скромничает /поправил Аль)/



Это тебе подарок, Аль.

URL записи

Вот такой вот чудесный подарок, что я растроган, смущен, и... Просто слов нет)
Спасибо Тебе большое)

@темы: личные посвящения

Raven Hall

главная