• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:05 

Страх

химерная вечность
Если бы раньше меня спросили — чего я боюсь, я бы, наверное, не нашелся бы что ответить. Нет, я, конечно, как и все, боюсь боли и смерти близких, но именно сейчас я понял, что меня пугает больше всего. Смерть тоже бывает разной. Бывает красивой. Да, именно — красивой, когда на исходе лет, прожив отведенное и сделав максимум того, что считал нужным, не оставшись содержанцем, просто упасть и умереть. Есть глупые, нелепые смерти — несчастные случаи, автокатастрофы, от этого никто не застрахован. Но страшнее всего лично для меня — Война. На самом деле, мне совершенно не важно, что там делят политики и страны, мне важно, чтобы нас всех не погнали в массовую мясорубку, построив в шеренги. Я боюсь, я правда, очень боюсь, хотя бы потому, что большинство призывных парней, которых я знаю — умных, толковых, по-настоящему талантливых и интересных, каждый по своему, совершенно не годятся для войны. Умные, и яркие, я не могу представить никого их них в одежде цвета хаки. Я очень остро ощущаю нарастающее напряжение в воздухе, истребители и военные вертолеты, по ночам летающие над городом... над Моим городом. И мне страшно, что это напряжение настигнет предельной точки и первая пуля превратит чей-то драгоценный космос в груду костей и мяса. Это все так явственно и близко, что хочется в охапку всех, кто дорог и в Сибирь, хоть куда. Подальше от этих глупых жестоких игр.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

22:38 

О скорбящих.

химерная вечность
Я не верю в слезы над могилами тех, от кого всю жизнь убегал. Не верю в слезы о тех, кому при жизни отказывал в руке и слове. Не надо плакать над нами, когда мы уже мертвы, эти слезы - лажа и фальшь. Цените нас пока мы живы, или не цените вовсе, смерть не должна менять отношения к человеку. Все прочее - лицемерие.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

URL
23:13 

Простые радости мясника

химерная вечность
То ли мне так везет постоянно, то ли выгляжу я как-то особенно кровожадно, но каждую свадьбу или похороны мне непременно перепадает либо участвовать в закалывании бычка, либо разделывать его. И не то, чтобы я был сильно против, просто ну почему я-то? Хотя раз на --цатый, я начал ловить себя на мысли, что это не то, что не вызывает у меня ровным счетом никаких негативных эмоций, напротив, мне нравится запах теплой бычьей крови, парного свежего мяса. Более того, разделывать свежее мясо куда приятнее, чем то, что было заморожено, приятнее его касаться, очищать от жил, в нем еще теплится жизнь, и я ее чувствую, тогда как замороженное когда-то мясо отдает какой то...мертвичиной. Словно бы оно давно забыло, что вообще когда-то было живым и теплым.

@темы: «Я не особенный. Я — это тень моей тени»

03:51 

Одичалые

химерная вечность
Пишет ftu

Я никогда не слышал, но видел твой многоликий крик, что вспарывает внутри тебя прогнившую сердцевину, вытряхивая пепел. Все твои пять диких псов на взводе скалят голодные пасти. Один из них остроухий, чья мохнатая голова порождение нескончаемой головной боли, звукам миров, что он внимал. Другой остроглазый - белоокий, чья безродная мохнатая голова порождения нескончаемой печали миров, что он узрел. Третий ненасытный, роняющий ядовитую алую слюну, отравляя покровы миров, что он пожирал. Четвертый острый нюх с ожерельем тотемных костей тёмных проклятых богов, что властвовали в мирах, по чьим следам он шёл и втаптывал в истлевшие земли. Пятый пёс безымянный- многошепчущий, чья голова порождение нескончаемой бездны миров, что он принял в себя. Их свирепые пасти и пронизывающий вой провозглашают великий пир и я напою их жадные головы. Багровый лес устало стряхивает пепел.



Я видел, как твои широко разведенные колени вздрагивали, подобные крыльям бабочки, трепыхались, норовя выскользнуть из под меня, когда я насаживал тебя, словно обреченное насекомое на острие иглы. И эта готовность умереть в любую минуту, жертвенность, с которой ты вверял себя мне то восхищала, захлестывая безграничным чувством власти, то раздражала... До подкатывающего к горлу комка, до жгучего желания переломить этот по-птичьи хрупкий полый хребет одними пальцами, забрызгать кровью простыни.

Я слишком часто думал о том, что хочу попробовать тебя на вкус, не только сперму, ее я и так слизывал с пальцев и живота, еще теплую, после каждого соития, но кровь, живую, соленую. Твою кровь, из толстой пульсирующей артерии, твою плоть — сырыми ошметками на зубах, мне часто казалось, что я ощущаю твой вкус и я вздрагивал в темноте от липкого, сладкого, страха: проснувшись однажды, обнаружить, что пять небесных псов моих прорвались, и хищная сущность взяла надо мною вверх. Я вздрагивал, но ты...ты всегда умел управляться с ними.

Я боялся, что обезумев от боли Остроухий нападет на тебя, но тихий шаманий напев твой заглушал звуки миров, разрывавшие его голову, и он стихал, скуля у твоих ног, и внемля твоему голосу. Я ожидал, что Белоокий раздерет твою тонкую кожу, ослепленный слезами и печалью, но ладонью ты прикрывал его горячие веки, и веки переставали кровить. Я думал, Третий пес отравит твою душу ядовитой слюной, и ты окаменеешь и зачерствеешь, как засыпанные солью земли, но его яд становился на твоих пальцах не больше, чем слюной, и ты слизывал ее кончиком острого языка. Ты накуривал терпкими травами воздух, и проклятые боги высвобождались из ожерелий Четвертого, становясь безмолвной стражей за твоей спиной. И Многошепчущий преклонял перед тобой каждый, из целой бездны миров, склоняя перед тобой свою гудящую голову, и миры смолкали, устроенные на твоих коленях. Одичалые псы снова утихали под твоею рукой и багровый лес устало стряхивал пепел с моих висков.

@темы: «Пишу о сексе в рамках никотина. Я просто не умею о любви», личные посвящения

09:45 

Запомнить.

химерная вечность
Я всегда смеюсь, когда ничего другого не остается, ехидно, едко. Я пришел сюда со смехом и температурой. А было: ломало, катетер, нежелание кого-либо видеть, нежелание, чтобы меня видели таким, пробуждение от вязкого, муторного забытия на Троицу, перебой колоколов с голосами церковного хорала и первая мысль — «Я...умер?» Но умер не я. На два этажа выше меня в этом же здании, пока я увязал в зыбкой агонии, умирала родная тетка. Инсульт.
А потом — синяки по венам и раскиданные по палате вещи, когда сказали, что меня будут дырявить. Обошлось.
Я сегодня уеду отсюда, но блять, какая же тяжелая это была неделя, как же много всего я оставил позади.
Как же много.
«Пока все стояли в очереди за счастьем, я сидел на бордюре и кормил церковным хлебом птиц»
©



@темы: «Я не особенный. Я — это тень моей тени»

14:14 

химерная вечность
Продолжаем репортаж с места событий! И вот, в мою бренную тушку влили за раз целый литр какой то гадости и вот я уже почувствовал себя наполненным водой презервативом, и жизнь мне начала видеться дерьмом, и тут я узнал что здесь в больничке есть нихеровая кафешка, где нет этой гадски-здоровой-молочной пищи из кашек и прочих поражняков и бодяжным недо-чаем, а есть вкусная настоящая еда, масо есть, мясо!) Как я в этом огромном здании нашел эту кафешку я в душе не ебу, и вообще, не уверен, что найду ее второй раз, если не будет мне так же дурно и голодно как тогда, но ваш Аль наетый до отвала печенкой и куриными окороками снова жив и доволен жизнью)
З.Ы. Мои измученные нарзаном сокамерники назвали меня избалованным и ушлым, но похуй, надо им — пусть питаются фигней, и свято верят что этот гурманистический катарсис способствует их скорейшему выздоровлению.

20:14 

Репортаж с места событий

химерная вечность
Махнув рукой, «ай, где наша не пропадала!» кидаю спортивную сумку с вещами на расстеленную постель. Присматриваюсь к контингенту. Два чувака окромя меня в одной палате, один — престарелый но поджарый мужичок, аккуратный весь, нормально. Второй — чувак, как оказалось, всего на год старше меня, но двое детей и вид уже такой....покоцанный жизнью, что я рядом с ним вообще выгляжу подростком. Разговоры лучше не слушать...кто чем болел и кто от чего умер — заглавные темы в хит-параде самых популярных тем, в который раз убеждаюсь, что люди больные — больны и в голове. Ну ниче, за неделю подлатают, и я дослушаю, наконец, «Повелителя Мух» и посмотрю все пропущенные сериальчики.

@темы: «Я не особенный. Я — это тень моей тени»

22:30 

Некрасиво

химерная вечность
Ты...некрасиво куришь. Это воспоминание — единственное, что я забрал с собой, твоего. Ты некрасиво куришь, изжевывая зубами стремительно желтеющий сигаретный фильтр, ты не стремишься изящно держать сигарету на излете, не умеешь чувственно затягивается, нет. Когда ты куришь, ты позволяешь себе быть самим собой, грубоватым и дерганным. Жадно втягивая дым, как тянул бы с хрипом воздух умирающий из кислородной маски, ты высасываешь сигарету за пол минуты и старательно давишь бычок. Я любил смотреть на то, как ты куришь, это было сродни тому, чтобы подглядывать за тем, как ты отливаешь, как бреешь яйца в душе, без стеснения касаясь себя, простые, механические действия, лишенные позерства и не имеющие цели понравиться, искренние. Самым искренним ты был когда молчал. И когда курил. И видеть это можно было только мне, тогда это казалось ценным, зачем-то значимым. Наверное, поэтому, меня цепляет не то, даже, что ты трахаешься с другими, а то что ты с ними некрасиво и нервно куришь.

@темы: «Пишу о сексе в рамках никотина. Я просто не умею о любви»

01:19 

Искусство быть задротом

химерная вечность
За сегодняшний вечер я ухитрился совершенно по-уебански снести коды дизайна, которые писали весь вчерашний вечер, на панике убежать, захлопнув бук, в ванную оставить воду наполняться, побежать в полотенце обратно и восстановить коды, а вернувшись, обнаружить, что еще немного, и я затопил бы ванную. Даже не знаю, то ли я беспросветный идиот, что снес все по глупости, то ли чертов гений, что сумел все-таки воскресить, но за эти сорок минут я успел охуеть трижды. Спать, нахуй.

@темы: «Я не особенный. Я — это тень моей тени»

23:54 

химерная вечность
23:49 

В ноосферу

химерная вечность
Устаю от всего деланного, неестественного, наносного. От глянцевости и тщательной прорисованности, от идеальности зафотошопленной устаю, от обилия ненужных украшательств, всяких линз, клыков, всего нарощенного, приклеенного, нарисованного. Устаю от токсично черных цветов, от излишней кровавости и гротескной чернухи вроде макияжа KISS, от обилия кожи, хрома, латекса. От сбритых напрочь и нарисованных татуажем бровей. Все это кажется таким...искусственным, таким тошнотно-выпачканным, что хочется за холку и отмыть, избавить от всего лишнего. Хочется больше простоты, несовершенства, естественности. Хочется...максимального приближения к реальности. Красота в натуральном. Все прочее — kitsch (халтурка, безвкусица, «дешевка»)

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

01:03 

Я побуду тобой за тебя.

химерная вечность
Поднимаю пост с добавлением еще одной чудесной иллюстрации HelgaFog. Вещь, на которую я могу смотреть вечно, открывая в ней все новые эмоции, нюансы... Спасибо, Оль...за столь пронзительные образы. Очень лично. Очень откровенно. На грани.

Когда я снова смог его запереть внутри себя, было уже поздно, он сорвал все провода окрест, вырвав их вместе со столбами, разбил машины, обрушив на них изломанные, искалеченные деревья... Деревья, которые он так любил, валялись теперь по тротуарам, разнесенные в щепья, он покрыл город коркою льда и все не мог успокоиться. Бесновался, кидаясь на стенки моего сердца, царапая их изнутри, под ногтями оставалась кровь...звериная, затравленная ярость. Я заряжал винтовку шприцами с транквилизатором, острые заряды-дротики, и выстреливал ими в него, раз... второй... он все метался, мне удалось его свалить на четвереньки только с третьего выстрела. Шприцы так и остались торчать в его шкуре, безобразно свисая. И только тогда он подполз ко мне, и, ткнувшись в колени, отчаянно взвыл. Опустившись, я обхватил его, прижимая к себе, гладя...укачивая на руках. А он все шептал.
— Холодно, господи, как же мне холодно... — крупная дрожь била все тело. Он винил себя за разрушенный город, за каждое искалеченное дерево, за тот хаос, который он не сумел удержать внутри. Я сжимал его в объятьях, пытаясь согреть.
— Тебе просто было холодно. Ты хотел, чтобы другие почувствовали то же, что чувствуешь ты.
Он цеплялся за меня, беспомощно, уязвимо... Словно пытаясь прикрыться мною.
— Ты не виноват, так бывает, когда меняющие реальность сходят с ума.
Я побуду тобой за тебя. Я побуду тобой сколько надо.



А вечером, не успел я зайти домой, как свет погас снова. Выхожу из ванной матерясь и ма выдает:
— Весь день свет был, а как ты вернулся — погасили, так же и вчера...я начинаю думать что это все из-за тебя.
— На самом деле, город разнес намедни тоже я. Только ты не говори об этом никому.
запись создана: 23.01.2014 в 23:10

@темы: «Они меня нашли, когда я крепко спал...»

20:05 

Субтильный Пьеро

химерная вечность
Духовная жизнь моя из-за постоянной занятости и режима нон-стоп неумолимо скуднеет, но я все же стараюсь урвать из этого вечного бега маленькие радости, так, с удивлением для самого себя, я дочитал, наконец, роман, начатый безумно давно, и это стало первой книгой за долгое время, которая не слушалась в аудио и читалась не с планшета, а была воспринята именно в бумажном виде...и я вдруг осознал, как жутко соскучился по запаху книг, по хрусту впервые раскрываемых страниц... И эта вещь — первое, что захлестнуло меня после «Дома, в котором...», Роберт Ирвин, Утонченный мертвец, может оттого, что она оказалась очень актуальна для меня сейчас.

Ну и второе, из того, что я пью в последние недели залпом, находя что-то остро родственное, щемяще-близкое в человеке и его творчестве. От этих текстов и интонаций, и по-вороньи картавой «ррр»...передергивает и возникает сверлящее ощущение, что мы до боли знакомы, просто было забыто.


«В этом платье печальном Вы казались Орленком,
Бледным маленьким герцогом сказочных лет... »
©

Александр Вертинский,
кумир интеллигенции начала XX-го века, создатель яркого сценического образа «субтильного Пьеро». Он общался с Марлен Дитрих и Чарльзом Чаплином. Восхищал своим артистизмом и содержательностью. Артист, киноактёр, композитор, поэт и певец Александр Вертинский навеки останется в памяти истинных ценителей элитарного искусства.






@темы: «Когда мы не сможем с тобой говорить, я буду тебе...петь»

21:49 

Музыкальный флэшмоб, однако.

химерная вечность
Ну вот сидел я, понимаешь, тише воды и ниже всякой травы, думать не думал, и тут Неясыть такой с хищным видом из-за угла — попался! А вот нефиг отлынивать! — и осалил меня флэшмобиной по самое не могу, и делал я ее со скрипом и скрежетом зубов ибо... Ну не слушаю я такого, уважаемый, что пришлось бы на ваш взыскательный вкус, и вообще, когда я думаю, что на меня никто не смотрит я врубаю себе что-то ни капли не гамлетоватое, не утонченное а что-то простецкое и совсем уж лично-диалоговое, и для выставление на оценку никак не годящееся, но раз уж ты стребовал с меня, смотри...вот последнее, что я качал и на плеер сбрасывал.
* — вышло пять, а не семь, потому что еще две мне закидывать тупо стало лень.










@темы: «Когда мы не сможем с тобой говорить, я буду тебе...петь»

20:15 

химерная вечность
Итак, уважаемые господамы, для воскрешения моего нуарного дизайна мне не хватило ровным счетом одного епона, поэтому все, пиздец. Придется ждать когда я выпну свою тщедушную тушку и доползу до банкомата, потому что находиться в этих белых стенах для меня пытке подобно.

22:54 

фу, фу таким быть...

химерная вечность
Внезапно обнаружил неприятное в себе: проявление виртуального снобизма, и это меня немало удивило. А дело все в том, дорогие мои, (усмехается голосом Регины Дубовицкой) что вы меня избаловали. И вот когда приходит ко мне какой-то там недалекий хмырь и начинает на меня оценивающе смотреть, и говорить со мной без должного трепета, лезет мне тыкать и вообще ведет себя так, словно бы я на брудершафт с ним и в десна целовался, так становится мне тошно от таких экземпляров, до того, что хочется мне их унизить чуть ли не со словами — знай, тварь дрожащая, место свое и говори только когда я разрешу! Самодурство? Самодурство. Однако откровенное нарушение субординации (шта?) в мой адрес делает меня высокомерным и задиристым чмом, а казалось — с чего бы?

И на этой развеселой ноте я хочу поприветствовать всех новых ПЧ, и пригласить знакомиться прямо здесь, ибо перечислять всех поименно и поднимать приветственный пост мне ленно.

@темы: «На самом деле, я люблю людей. Под винным кисло-сладким соусом»

21:57 

Холодный апрель. Горячие сны.

химерная вечность
Засыпая под песни Башлачева не стоит удивляться странным снам, но довелось мне этот сон рассказать великолепному иллюстратору и просто замечательному человечку HelgaFog и в итоге из под ее кисти родился такой вот точный образ, пробравший меня до дрожи. За что ей огромное спасибо)

Когда я снова увидел его, в нем было куда больше меня, чем во мне самом.
— Скажи мне, каково это, чувствовать, что твое время уходит? — Каково это — осознавать, что все течет своим чередом, только для тебя нигде больше нет места? Не в этой жизни. Не в этом пространстве. Не с этими людьми. Каково ощущать — что все тебе стало чуждо и ты — для всех чужой?

Он смотрел на меня со своего стального трона, равнодушно и бесстрастно, словно каменное изваяние, и только во взгляде скользила вся мощь, сосредоточенная в этом тонком хрупком теле. Хлесткий и угловатый настолько, что об каждый его угол, кажется, можно было порезаться, брови вразлет и узкая полоска плотно сжатых губ. За его плечами ощущалась мощь, от него пахло жженной кровью и порохом, его улыбка заставляла взметнуться ломаной линией бровь. Из четырех всадников он — несомненно тот, что Война.

— Каково это — знать, что твой конец неизбежен, цепляться, маневрировать. Каково это, когда пытается угодить тот, кому раньше стремились угодить все? Сдерживаясь ежечасно в попытке тянуть время, молчать, закрывая глаза на то, что ты уже не столь значим, что это? Самообман.

Он говорит, словно режет скальпелем, мгновенная ампутация. И было бы ошибочно пытаться прочесть что-либо по лицу, оно давно разучилось выражать его чувства, и только руки... Руки предают его каждым движением, и кажется, что они приняли на себя все то, что соскользнуло тревожной тенью с лица, не оставив на нем и следа. Приняли и впитали в себя состарившись, одряхлев.
Движения сдержанные, щадящие, словно он запрещает себе двигаться в полную силу, словно пытается скрыть эту нервную дерганность в каждом движении, он инфант. Он слишком по детски порывист, но стесняется этого. Затягивая себя в тугой корсет военной мощи и стали, много молчит. Говоря коротко и веско, словно бьет кнутом.
— Ты получил что хотел, зачем тебе знать и это?
— Чтобы быть готовым, когда пройдет мое время.
Я ухожу не оборачиваясь, чувствуя на своих плечах свинцовую тяжесть его взгляда.
И за спиной его сочатся кровью блестящие головки его ядерных ракет.








По секрету поделюсь, что это далеко не последняя иллюстрация к моим снам, и всеми ими я планирую поделиться в ближайшее время.

@темы: «Они меня нашли, когда я крепко спал...»

23:05 

Соитие.

химерная вечность
Все деревья в цвету, а мне по-прежнему снятся голые ветви и жухлая листва, Сны настолько явственные, что я ощущаю сырость травяного наста голыми лопатками, бедрами, я лежу прямо на земле, обнаженный и хладный, тяну руки к ветвям, и они тянутся ко мне тоже, переплетая свои корявые шершавые пальцы с моими, обвивая тонкие запястья прихотливыми завитками, капля едким белым соком плюща, тягучим, как вагинальная жидкость. Стекает по предплечью, и кожа становится грубой и темнеет, идет трещинами, ветви прорастают в меня, и я ощущаю, как древесные соки вливаются и смешиваются с моим собственным кровотоком. Я просыпаюсь, а это чувство...оно остается во мне. Сотни невысказанных слов роятся внутри, словно дикие осы, это гудение, мне кажется, что стоит только прислушаться, и окружающие тоже их расслышат, целый улей во мне, налитые на самом конце ядом жала, готовые вырваться, стоит только мне раскрыть рот. Но я молчу, и они жалят лишь меня.
— У вас удивительное лицо. — от незнакомца. — По нему невозможно прочесть ни мыслей, ни эмоций.
Не уверен, что это вообще стоит кому-то читать.
Фригидность весны.

00:53 

«Похвала отдалению»

химерная вечность
В роднике твоих глаз рыбак из морей безумия расставляет сети. В роднике твоих глаз обещания сдерживает океан. Я оставляю здесь: обретавшееся среди людей сердце, одеянье свое и блеск своих клятв — в темноте я темнее и обнаженнее. Верность моя в вероломстве. Я становлюсь тобой, лишь когда остаюсь собой. В роднике твоих глаз плывет мой разбойный корабль. Сеть ловит сеть: мы покидаем друг-друга в объятьях друг друга. В роднике твоих глаз и виселица, и висельник, и веревка.

Пауль Целан






@темы: «Когда мы не сможем с тобой говорить, я буду тебе...петь»

21:01 

химерная вечность
Побудь со мной, побудь моим добрым доктором. Девочка боится забраться на высокую горку и просит других детей, которые не боятся - давайте ходить по земле. Она смотрит на них снизу, им не страшно, ей же - чувствовать себя ущербной, слабой рядом с ними, так это начинается. Я не люблю себя...я не умею беречь себя, я тот ребенок, что боится быть слабее и лезет, загоняет себя на самые крутые горки. Это тоже страх, если бы я мог резать себя, если бы я мог болью лечить эту боль...но я не умею. И ненавижу себя по-своему, как могу, раскачивая эти качели в надежде на то, что кто то заметит, как мне страшно, безумно страшно на них, остановит сильной рукой эту бешеную амплитуду, снимет меня, дрожащего, с них. Но этого нет, и я ненавижу...ненавижу, я не смог быть лучшим. И смириться с этим сложнее чем не быть вовсе. И я снова кидаю себя к самым высоким горкам. Я снова пишу письма тем, кто даже не дочитает их до конца. Прошу побыть рядом, чтобы чувствовать что-то живое, что-то теплое. Неважно что. Все равно не сумеет согреть. Слушай, я не скажу этого никогда тем, кому я зачем-то дорог, могу только тем, кому безразлично, поэтому говорю тебе. Я захлебываюсь этими выцветшими этажками, этими стенами, огнями пляшущими на воде. Всеми этими словами, я захлебываюсь, их некому мне нести. И я наказываю себя снова, за каждую невзятую высоту, за каждое недостижение. А ты...побудь моим добрым доктором. Вяжи мои руки, когда я пытаюсь ногтями выцарапать из себя этого ненавистного мне Себя.

URL

Raven Hall

главная