01:03 

Я побуду тобой за тебя.

химерная вечность
Поднимаю пост с добавлением еще одной чудесной иллюстрации HelgaFog. Вещь, на которую я могу смотреть вечно, открывая в ней все новые эмоции, нюансы... Спасибо, Оль...за столь пронзительные образы. Очень лично. Очень откровенно. На грани.

Когда я снова смог его запереть внутри себя, было уже поздно, он сорвал все провода окрест, вырвав их вместе со столбами, разбил машины, обрушив на них изломанные, искалеченные деревья... Деревья, которые он так любил, валялись теперь по тротуарам, разнесенные в щепья, он покрыл город коркою льда и все не мог успокоиться. Бесновался, кидаясь на стенки моего сердца, царапая их изнутри, под ногтями оставалась кровь...звериная, затравленная ярость. Я заряжал винтовку шприцами с транквилизатором, острые заряды-дротики, и выстреливал ими в него, раз... второй... он все метался, мне удалось его свалить на четвереньки только с третьего выстрела. Шприцы так и остались торчать в его шкуре, безобразно свисая. И только тогда он подполз ко мне, и, ткнувшись в колени, отчаянно взвыл. Опустившись, я обхватил его, прижимая к себе, гладя...укачивая на руках. А он все шептал.
— Холодно, господи, как же мне холодно... — крупная дрожь била все тело. Он винил себя за разрушенный город, за каждое искалеченное дерево, за тот хаос, который он не сумел удержать внутри. Я сжимал его в объятьях, пытаясь согреть.
— Тебе просто было холодно. Ты хотел, чтобы другие почувствовали то же, что чувствуешь ты.
Он цеплялся за меня, беспомощно, уязвимо... Словно пытаясь прикрыться мною.
— Ты не виноват, так бывает, когда меняющие реальность сходят с ума.
Я побуду тобой за тебя. Я побуду тобой сколько надо.



А вечером, не успел я зайти домой, как свет погас снова. Выхожу из ванной матерясь и ма выдает:
— Весь день свет был, а как ты вернулся — погасили, так же и вчера...я начинаю думать что это все из-за тебя.
— На самом деле, город разнес намедни тоже я. Только ты не говори об этом никому.
запись создана: 23.01.2014 в 23:10

@темы: «Они меня нашли, когда я крепко спал...»

20:05 

Субтильный Пьеро

химерная вечность
Духовная жизнь моя из-за постоянной занятости и режима нон-стоп неумолимо скуднеет, но я все же стараюсь урвать из этого вечного бега маленькие радости, так, с удивлением для самого себя, я дочитал, наконец, роман, начатый безумно давно, и это стало первой книгой за долгое время, которая не слушалась в аудио и читалась не с планшета, а была воспринята именно в бумажном виде...и я вдруг осознал, как жутко соскучился по запаху книг, по хрусту впервые раскрываемых страниц... И эта вещь — первое, что захлестнуло меня после «Дома, в котором...», Роберт Ирвин, Утонченный мертвец, может оттого, что она оказалась очень актуальна для меня сейчас.

Ну и второе, из того, что я пью в последние недели залпом, находя что-то остро родственное, щемяще-близкое в человеке и его творчестве. От этих текстов и интонаций, и по-вороньи картавой «ррр»...передергивает и возникает сверлящее ощущение, что мы до боли знакомы, просто было забыто.


«В этом платье печальном Вы казались Орленком,
Бледным маленьким герцогом сказочных лет... »
©

Александр Вертинский,
кумир интеллигенции начала XX-го века, создатель яркого сценического образа «субтильного Пьеро». Он общался с Марлен Дитрих и Чарльзом Чаплином. Восхищал своим артистизмом и содержательностью. Артист, киноактёр, композитор, поэт и певец Александр Вертинский навеки останется в памяти истинных ценителей элитарного искусства.






@темы: «Когда мы не сможем с тобой говорить, я буду тебе...петь»

21:49 

Музыкальный флэшмоб, однако.

химерная вечность
Ну вот сидел я, понимаешь, тише воды и ниже всякой травы, думать не думал, и тут Неясыть такой с хищным видом из-за угла — попался! А вот нефиг отлынивать! — и осалил меня флэшмобиной по самое не могу, и делал я ее со скрипом и скрежетом зубов ибо... Ну не слушаю я такого, уважаемый, что пришлось бы на ваш взыскательный вкус, и вообще, когда я думаю, что на меня никто не смотрит я врубаю себе что-то ни капли не гамлетоватое, не утонченное а что-то простецкое и совсем уж лично-диалоговое, и для выставление на оценку никак не годящееся, но раз уж ты стребовал с меня, смотри...вот последнее, что я качал и на плеер сбрасывал.
* — вышло пять, а не семь, потому что еще две мне закидывать тупо стало лень.










@темы: «Когда мы не сможем с тобой говорить, я буду тебе...петь»

20:15 

химерная вечность
Итак, уважаемые господамы, для воскрешения моего нуарного дизайна мне не хватило ровным счетом одного епона, поэтому все, пиздец. Придется ждать когда я выпну свою тщедушную тушку и доползу до банкомата, потому что находиться в этих белых стенах для меня пытке подобно.

22:54 

фу, фу таким быть...

химерная вечность
Внезапно обнаружил неприятное в себе: проявление виртуального снобизма, и это меня немало удивило. А дело все в том, дорогие мои, (усмехается голосом Регины Дубовицкой) что вы меня избаловали. И вот когда приходит ко мне какой-то там недалекий хмырь и начинает на меня оценивающе смотреть, и говорить со мной без должного трепета, лезет мне тыкать и вообще ведет себя так, словно бы я на брудершафт с ним и в десна целовался, так становится мне тошно от таких экземпляров, до того, что хочется мне их унизить чуть ли не со словами — знай, тварь дрожащая, место свое и говори только когда я разрешу! Самодурство? Самодурство. Однако откровенное нарушение субординации (шта?) в мой адрес делает меня высокомерным и задиристым чмом, а казалось — с чего бы?

И на этой развеселой ноте я хочу поприветствовать всех новых ПЧ, и пригласить знакомиться прямо здесь, ибо перечислять всех поименно и поднимать приветственный пост мне ленно.

@темы: «На самом деле, я люблю людей. Под винным кисло-сладким соусом»

21:57 

Холодный апрель. Горячие сны.

химерная вечность
Засыпая под песни Башлачева не стоит удивляться странным снам, но довелось мне этот сон рассказать великолепному иллюстратору и просто замечательному человечку HelgaFog и в итоге из под ее кисти родился такой вот точный образ, пробравший меня до дрожи. За что ей огромное спасибо)

Когда я снова увидел его, в нем было куда больше меня, чем во мне самом.
— Скажи мне, каково это, чувствовать, что твое время уходит? — Каково это — осознавать, что все течет своим чередом, только для тебя нигде больше нет места? Не в этой жизни. Не в этом пространстве. Не с этими людьми. Каково ощущать — что все тебе стало чуждо и ты — для всех чужой?

Он смотрел на меня со своего стального трона, равнодушно и бесстрастно, словно каменное изваяние, и только во взгляде скользила вся мощь, сосредоточенная в этом тонком хрупком теле. Хлесткий и угловатый настолько, что об каждый его угол, кажется, можно было порезаться, брови вразлет и узкая полоска плотно сжатых губ. За его плечами ощущалась мощь, от него пахло жженной кровью и порохом, его улыбка заставляла взметнуться ломаной линией бровь. Из четырех всадников он — несомненно тот, что Война.

— Каково это — знать, что твой конец неизбежен, цепляться, маневрировать. Каково это, когда пытается угодить тот, кому раньше стремились угодить все? Сдерживаясь ежечасно в попытке тянуть время, молчать, закрывая глаза на то, что ты уже не столь значим, что это? Самообман.

Он говорит, словно режет скальпелем, мгновенная ампутация. И было бы ошибочно пытаться прочесть что-либо по лицу, оно давно разучилось выражать его чувства, и только руки... Руки предают его каждым движением, и кажется, что они приняли на себя все то, что соскользнуло тревожной тенью с лица, не оставив на нем и следа. Приняли и впитали в себя состарившись, одряхлев.
Движения сдержанные, щадящие, словно он запрещает себе двигаться в полную силу, словно пытается скрыть эту нервную дерганность в каждом движении, он инфант. Он слишком по детски порывист, но стесняется этого. Затягивая себя в тугой корсет военной мощи и стали, много молчит. Говоря коротко и веско, словно бьет кнутом.
— Ты получил что хотел, зачем тебе знать и это?
— Чтобы быть готовым, когда пройдет мое время.
Я ухожу не оборачиваясь, чувствуя на своих плечах свинцовую тяжесть его взгляда.
И за спиной его сочатся кровью блестящие головки его ядерных ракет.








По секрету поделюсь, что это далеко не последняя иллюстрация к моим снам, и всеми ими я планирую поделиться в ближайшее время.

@темы: «Они меня нашли, когда я крепко спал...»

23:05 

Соитие.

химерная вечность
Все деревья в цвету, а мне по-прежнему снятся голые ветви и жухлая листва, Сны настолько явственные, что я ощущаю сырость травяного наста голыми лопатками, бедрами, я лежу прямо на земле, обнаженный и хладный, тяну руки к ветвям, и они тянутся ко мне тоже, переплетая свои корявые шершавые пальцы с моими, обвивая тонкие запястья прихотливыми завитками, капля едким белым соком плюща, тягучим, как вагинальная жидкость. Стекает по предплечью, и кожа становится грубой и темнеет, идет трещинами, ветви прорастают в меня, и я ощущаю, как древесные соки вливаются и смешиваются с моим собственным кровотоком. Я просыпаюсь, а это чувство...оно остается во мне. Сотни невысказанных слов роятся внутри, словно дикие осы, это гудение, мне кажется, что стоит только прислушаться, и окружающие тоже их расслышат, целый улей во мне, налитые на самом конце ядом жала, готовые вырваться, стоит только мне раскрыть рот. Но я молчу, и они жалят лишь меня.
— У вас удивительное лицо. — от незнакомца. — По нему невозможно прочесть ни мыслей, ни эмоций.
Не уверен, что это вообще стоит кому-то читать.
Фригидность весны.

00:53 

«Похвала отдалению»

химерная вечность
В роднике твоих глаз рыбак из морей безумия расставляет сети. В роднике твоих глаз обещания сдерживает океан. Я оставляю здесь: обретавшееся среди людей сердце, одеянье свое и блеск своих клятв — в темноте я темнее и обнаженнее. Верность моя в вероломстве. Я становлюсь тобой, лишь когда остаюсь собой. В роднике твоих глаз плывет мой разбойный корабль. Сеть ловит сеть: мы покидаем друг-друга в объятьях друг друга. В роднике твоих глаз и виселица, и висельник, и веревка.

Пауль Целан






@темы: «Когда мы не сможем с тобой говорить, я буду тебе...петь»

21:01 

химерная вечность
Побудь со мной, побудь моим добрым доктором. Девочка боится забраться на высокую горку и просит других детей, которые не боятся - давайте ходить по земле. Она смотрит на них снизу, им не страшно, ей же - чувствовать себя ущербной, слабой рядом с ними, так это начинается. Я не люблю себя...я не умею беречь себя, я тот ребенок, что боится быть слабее и лезет, загоняет себя на самые крутые горки. Это тоже страх, если бы я мог резать себя, если бы я мог болью лечить эту боль...но я не умею. И ненавижу себя по-своему, как могу, раскачивая эти качели в надежде на то, что кто то заметит, как мне страшно, безумно страшно на них, остановит сильной рукой эту бешеную амплитуду, снимет меня, дрожащего, с них. Но этого нет, и я ненавижу...ненавижу, я не смог быть лучшим. И смириться с этим сложнее чем не быть вовсе. И я снова кидаю себя к самым высоким горкам. Я снова пишу письма тем, кто даже не дочитает их до конца. Прошу побыть рядом, чтобы чувствовать что-то живое, что-то теплое. Неважно что. Все равно не сумеет согреть. Слушай, я не скажу этого никогда тем, кому я зачем-то дорог, могу только тем, кому безразлично, поэтому говорю тебе. Я захлебываюсь этими выцветшими этажками, этими стенами, огнями пляшущими на воде. Всеми этими словами, я захлебываюсь, их некому мне нести. И я наказываю себя снова, за каждую невзятую высоту, за каждое недостижение. А ты...побудь моим добрым доктором. Вяжи мои руки, когда я пытаюсь ногтями выцарапать из себя этого ненавистного мне Себя.

URL
20:57 

Животворящие пиздюли и прочие радости офисного планктона

химерная вечность
Чтобы не множить дыбр-постеги в своей аутичной днявочке, смешаю коктейль из моего собственного долбоебизма и трудоголизма окружающих. Нет-нет, сам то я вообще не такой, ну или...не всегда такой.
Во всяком случае, в тот вечер я ушел на два часа раньше, дыа)

В понедельник в программе службы безопасности случился сбой, а дело все в том, что отдел N** в почти полном составе ушел с работы только на следующий день после прихода, то бишь во втором часу ночи (угадайте, кто, аки золушка, убежал с ударами курантов?). И теперь, каждый день в конце рабочего дня мы имеем радость лицезреть безопасников, которые видимо просто не верят что мы можем все это время работать. Чуваки заглядывают поочереди в восьмом часу вечера с таким видом, будто надеются обнаружить тут пьянку и дикие оргии. Фигеют и уходят восвояси.

***

Чемпион по долбаебизму. Гений самоуничтожения блять. Хочешь грамотно и безотказно покончить тобой? Спроси меня как. Закрытие дня, закрытие месяца, закрытие квартала, ночевка на работе гарантирована, и надо выложиться, а я вместо этого делаю что? Правильно, умираю от низкого давления, и пью таблетку ПОНИЖАЮЩУЮ давление. Ну вот сиди и лови приходы, Аль, раз нет привычки думать, прежде чем тащить всякую хуйню в рот.

запись создана: 31.03.2014 в 14:53

20:30 

Напряжение 220

химерная вечность
Странное чувство меня преследует в последнее время, в транспорте ли, на улице, где бы я ни был, во всех людных местах, я будто бы жду, я насторожен, даже наушников надевать не хочется, словно боюсь пропустить. Мне кажется, что вот-вот, кто то тронет меня за плечо, окликнет, поймает ладонь, и я узнаю этот голос, я узнаю эти глаза, и окажется, что я все это время ждал, не зная сам того, ждал именно этого человека, и будут чувства, и будут слова, долгожданные, те самые, которые должны прозвучать именно в этот момент. И я буду повторять — как же долго тебя не было...как же долго — растерянно, не зная, что сказать еще.
Но люди бегут, лица сменяются. А это чувство, это внутреннее напряжение...оно не дает покоя.

@темы: «Я не особенный. Я — это тень моей тени»

12:13 

Боль, ангст и грязные пеленки

химерная вечность
К слову, о возрасте, мне уже четвертак, а это значит что? Нет, я не о том, что я зря не бухал до сих пор, потому что теперь я не смогу этого делать без мук похмелья, и не о том, что я становлюсь оборотнем, и не могучим волком с роскошной серой шкурой и острыми кинжалами-клыками, а кротом, которому приходится щуриться чтобы разглядеть очертания трамвая в пятнадцати метрах от носа, но то, что все мои сверстники уже благополучно обзавелись полчищами спиногрызов, а некоторые даже по паре штук, и мне с ними (о боже!) приходится частенько общаться. Отсюда вопрос. Почему, блять женщины говорят о своих детенышах и о себе во множественном числе, зачем? Представляют ли они как это звучит со стороны? "А мы поели, а нам годик...а мы покакали" и тут моя богатая фантазия представляет, все это действо и меня тянет проблеваться. Такое ощущение, что они сами возвращаются в этот сопливо-пеленочный возраст, да, интеллектом тоже. И еще. Мне одному кажется это патологическим нежелание мамаши признавать детеныша отдельным от себя организмом?

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

06:44 

химерная вечность
...а потом, ты взрослеешь.

URL
21:13 

Брюзжание

химерная вечность
Внезапно накипело. Нет, я не хочу о политике как таковой, я снова о людях. Здесь и не здесь так много звучало про этот ваш...точнее, уже наш Крым, про политические бурления, и все то, что, право, похоже на арену где всяко-разные звери демонстрируют кто на что способен, в общем - цирк. Но черт подери, как же меня бесят недалекие и малообразованные люди берутся исторгать свои поверхностные мыслишки, давая оценку тем или иным событиям, размышляют о столь недоступных для их скудных умишек вещах, как международное право и историческая справедливость, что становится тошно. Ей-богу, иногда лучше жевать, чем говорить.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

21:05 

Мне снится оттепель

химерная вечность
Есть такое понятие в медицине, как лечебный сон, с которым я знаком лишь едва, но идея которого мне весьма подходит в нынешнем моем состоянии. Это похоже на глубокую заморозку, это словно бы температуру тела опустили до 32-33 градусов, когда организм перестает ощущать вообще что-либо. Все ощущается приглушенно, издалека, словно бы я погружен под толщею воды. Движения плавны, реакции замедлены. И в этом состоянии я завис. Я ощущаю себя приложением к рабочей программе, механизмом, который вполне себе помнит каково это — чувствовать, знает, как нужно реагировать на те или иные раздражители, и реагирует скорее больше по памяти, по инерции, потому что так надо — на улыбку отвечать улыбкой, на попытки задеть — отпором, на нежность — нежностью, но не потому что ощущает что либо сам. Я настолько виртуозно научился избегать все то, что способно меня спровоцировать на эмоции, огибать неудобные мне темы, уходить из диалога, когда он вытекает в неприятное мне русло, что делаю это автоматически, убирая из своего окружения все то, что хоть сколько нибудь может задеть меня. И теперь, когда я пытаюсь себя вывести из этого отмороженного состояния, это выглядит так... неумело и нелепо, что самому неловко за себя и хочется забить и бросить попытки из себя что-то там извлекать. Попытки с кем-либо сближаться больше позволенного. Попытки согреться и бросить курить.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

01:14 

Асимметрия

химерная вечность
Давно хотел это попробовать, спасибо Ловчий->. У меня едет плеер, че то я не то сделал...это всегда так заебисто, или ты делаешь как-то проще?
И... Да, эта песня лейтмотив последних моих пары месяцев.


@темы: «Когда мы не сможем с тобой говорить, я буду тебе...петь»

12:40 

Проводник тепла

химерная вечность
Словно тончайшая паутина, растянувшаяся лучами-струнами под самым потолком, словно незримая наэлектризованая сеть, которая обволакивает всех присутствующих в кабинете, и каждый импульс, рождающийся в ее переплетениях доходит до сидящего в углу человека. Словно все эти нити -его собственные нервы, и они уходят ему под кожу, словно все мы - часть единого организма. Он слышит все диалоги и реплики, он замечает все и всегда. Он в курсе каждой операции, любой возникшей проблемы, начиная от личных и мелочных и заканчивая глобальными, у него такая работа - всех контролировать. Первый и, пожалуй, единственный человек, которого я мог бы назвать еще более обескоженным, чем я сам. За ним вкусно наблюдать, его взгляд шершав и ощущается кожей, такой непосредственный, искренний и открытый, что может подбежать и обнять, теплый. Да, он теплый, но в то же время.... Способный выхолодить душу одной толькой фразой, цепким внимательным взглядом. Он никогда не кричит, но его молчаливое бешенство заставляет пригнуться к столу, чтобы стать незаметнее. Всегда на грани, еще немного, и кажется, что его пальцы начнут высекать искры из жестких кубиков клавиатуры. И кабинет без этого мощного проводника становится больше и холоднее.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

01:03 

Приветственный пост

химерная вечность
Часть 2
Список составил условненько так, ибо не помню, кого уже общал а кого нет, но пообщаться повторно я как бы не против, да.

Список тех, кто меня упрямо игнорирует и еще один новоприбывшиеhappy seagull, de7perate, скотский пряник, cvami_1, perkele.Oy,ola cha, Lady Cleves, чудо в камелотах
Добро пожаловать, какими путями ко мне?)


Краткий ликбез по миру и персонажу:
Тут можно задать мне вопросы.
Тут можно ознакомиться с тем, что я вообще из себя представляю и каких взглядов я придерживаюсь.
Тут можно найти способ высказаться анонимно и безнаказанно обо всем, что накипело.

* — имена высвечиваются до тех пор, пока мне не надоест ждать.
** — буду просить, хоть ненадолго, открывать закрытые дневники, чтобы я знал, кто меня читает.

запись создана: 15.08.2013 в 16:53

@темы: «На самом деле, я люблю людей. Под винным кисло-сладким соусом»

23:45 

Из разговоров с.

химерная вечность
— Ты изнаночное животное. — сказал мне человек в бункере, замолчал ненадолго, чтобы потом продолжить. — Вот скажи мне, чем для тебя реальность отличается от Изнанки?
— В ней есть то, к чему мне хочется возвращаться, то, чем я дорожу. Якорь, твердыня... — отвечал я, пытаясь передать свои зыбкие ощущения.
— А если этого не осталось в реальности, что тогда? Если то, что тебе дорого, за что ты цепляешься, осталось только в твоих снах, что тогда для тебя реально? — я запнулся, не зная, что на это ответить. — Ты уверен, не проснешься теперь и все, за что ты цеплялся не окажется тоже частью сна, уверен? Что не назвал реальностью то, во что тебе удобно было поверить? — я молчал.
— Ты потерявшееся изнаночное животное.

@темы: «Они меня нашли, когда я крепко спал...»

23:02 

Самокопание, проматываем

химерная вечность
Не так давно мне высказали мысль, заставившую меня покопаться в себе. А мысль совершенно банальна и не нова, но все же — мне сообщили, что я эгоист и мало кем интересуюсь кроме самого себя. И я спешу заверить, что на самом деле — все так и есть. Людей, которыми я интересуюсь, действительно очень мало. И дело не в том, что я так себялюбив и зациклен на себе, тут дело в другом — я интересуюсь только теми людьми, которых решаю вписать в свою жизнь основательно и надолго. У меня очень хорошая память, скажу даже более того, если человек мне важен, я без лишних усилий запомню все, что касается его, начиная от того, сколько ложек сахара он добавляет в чай, заканчивая расписанием занятий/режимом работы, вплоть до диалогов, которые очень часто могу процитировать чуть ли не дословно, даже спустя пару лет, и эти воспоминания не имеют срока давности. Просто если я начинаю интересоваться кем-то, вписывать его в свою память, то я... Пускаю его в себя, я даю ему место внутри себя, я ставлю статус «важно» на всем, что относится к человеку, который мне важен сам по-себе, и я буду жаден до всего, что касается данного человека. Я умею слушать, слышать и запоминать, стремлюсь исследовать и копаться в том, кто мне интересен, я стремлюсь понять, как он мыслит и чувствует. Но если я понимаю, что человек всего лишь переменная в моей жизни, и вижу, что он не задержится, я не сочту нужным даже интересоваться чем либо, чтобы не засорять память. И еще одно наблюдение — если я резко пресекаю поток информации от человека — то я уже вычеркнул его из жизни, и уже не смогу изображать заинтересованность даже из вежливости. Я могу продолжать общаться, быть приветлив и дружелюбен, но я уже отгородился стеной, и я не смогу ее разрушить, даже если сам этого захочу.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

Raven Hall

главная