16:32 

Когда я приду

химерная вечность
...раскатом грома, что на горизонте,
я словно ветром вывернутый зонтик
в твоих руках, я напряженность спицы
натянутой материей, я птица,
затянутая в средоточие бури,
отчаянность плененных сотен фурий.
и взгляд навис взведенной гильотины
точенным лезвием над головой. Плотина
невысказанных слов прорвав, обрушит
свой шквал на плечи не умевших слушать,
я центрифуга в оптике прицела,
я иероглиф.

@темы: «Пишу о сексе в рамках никотина. Я просто не умею о любви»

21:19 

Конец прекрасной эпохи.

химерная вечность
У меня тут много приветственных постов, наверное настало время и для прощального. Я долго думал об этом, и это не импульс, а продуманное многократно решение. Я хочу оставить этот дневник, потому что на его ведение нет ни времени, ни желания сейчас. Нет, другого дневника я заводить не собираюсь, на данный момент, мне кажется, я сказал все, и даже больше. Если через энное количество времени я смогу разобраться в себе и решу, что мне есть что сказать... Но я не уверен, что это произойдет. И если даже...то это будет не скоро. Дневник не закрываю. Всегда ваш, папа Птиц.

@темы: личные посвящения

URL
07:26 

Есть только ночь

химерная вечность
Это странное чувство, когда ты приходишь с работы в полночь, чтобы в семь утра уже быть на полпути на работу. Зеленый шелк рубашки контрастирует с мертвенной бледностью лица. Я вижу день только из окна своего кабинета, и уже в него не верю. Это Босх в потемках.

23:06 

Настроенческое

химерная вечность
«я не пахну ванилью и не курю в окно. чёрт, я самый обычный, простите» ©

Эта фраза стала лейтмотивом всего моего сегодняшнего вечера, много чего тут хотел сказать, но потом задался привычным уже вопросом — нахуя? И забил.
Слушайте музыку, господа. Она великолепна.

Quidam — шоу, спродюсированное Цирком Du Soleil. Quidam возникло как шапито-шоу с его создания в Монреале, но было преобразовано в формат арены. Шоу рассказывает о грустной молодой девушке Зои, от которой отдалились родители. Она придумывает себе загадочный мир Quidam. Это то место, где можно забыться от монотонности и серости окружающего мира. Название Quidam означает «Некто»: безымянный прохожий, одинокая фигура, задержавшаяся на углу, человек, пронесшийся мимо… Тот, кто кричит, поет и мечтает внутри каждого из нас.



@темы: «Когда мы не сможем с тобой говорить, я буду тебе...петь»

21:40 

Ана-Бейит

химерная вечность
— Темиркан, — мать зовет, чтобы накормить оттаявшей олениной мальчика, но он жмется к брюху остывающей юрты, приходится подняться, с трудом перебирая ноги, идти к нему. Он не хочет есть с того самого утра, когда они, откинув полог юрты увидели оленей, вмерзших в землю как стояли. Их глаза заиндевели, и, покрытые тонкой коркой льда, смотрели прямо на них. Мальчик жался к ее ногам, плакал, но она уже не могла спрятать от него умершее стоя стадо, окружившее одинокую юрту. Она выходила только затем, чтобы отколоть льда от промерзшей реки, заполнить им тяжелые бурдюки, приволочь их оттаивать в юрту и затем, чтобы, изогнутым ножом содрав шерсть, отрезать кусок плоти от замерзших перед юртой оленей. Ее точила болезнь, и с каждым днем она становилась все слабее.
— Мама, а когда папа вернется? — спрашивал он снова и снова, с тех самых пор, когда все мужчины племени ушли за рыбой по большой воде, и ей надо было что-то отвечать.
— Если ты не будешь есть, ты не увидишь, как он вернется, тебе надо поесть, тебе надо вырасти, большим и сильным, чтобы отец, вернувшись, не поверил, что перед ним его маленький сын.
— А когда я стану большим и сильным, ма? — за разговором она кормила его с рук, кусочек за кусочком.
— Станешь, Темиркан, всему свое время... Придет и твое, ты вырастешь и приведешь самую красивую невесту во всей степи. И лицо ее будет плоское, сама как степь, и глаза узкие, чтобы духи не смогли проникнуть ей в душу.
Мальчик замолкал, подолгу вслушиваясь в завывания ветра. День в степи короток, а ночь длинна, и в час, когда начинало светать, она откидывала полог юрты, и, устроившись на облысевшей, выжженной земле, принималась играть на варгане.
— Почему ты играешь, мама, там ведь никого нет, никто не услышит тебя... — он подходил, прижимаясь к ее спине, и задирал высоко голову к небу, туда, где искрясь и переливаясь, выводило свой безмолвный танец над бесплодной пустыней северное сияние.
— Меня слышат духи, я играю им, — отвечала она, — чтобы там, на Большой воде они берегли твоего отца, чтобы они сжалились над нами и привели его обратно.
После одной из ветреных ночей она не смогла встать, чтобы отправиться с бурдюками к реке, вода в юрте кончалась, огонь угасал, а вместе с ним и она, безмолвно и молчаливо. Только снующие по стойбищу отощавшие собаки все ближе подбирались к юрте, обгрызая до костей оленей.
— Акмаи... Акмаи, иди сюда, хорошая... — одними руками она тянулась к скалящейся псине, чтобы отловить ее, и, распоров шею, сцедить тонкой струйкой кровь собаки в глиняную чарку. Она подносила теплую песью кровь к губам ребенка.
— Пей, пей по глоточку, — ребенок морщился, плакал, беззвучно, одними глазами, но выпивал по глотку. — Ты помнишь? Ты помнишь, Темиркан, как отец учил тебя приручать огонь?
— Он кусается, от него больно... — бормотал ребенок.
— Ты должен его приручить снова, маленький. Огонь — это жизнь, но если ты не сможешь с ним поладить, он может обратиться в смерть, ты ведь у меня большой уже, уже настоящий мужчина, да?
— Да, мама, я смогу.
— Ты должен идти к реке, набирать воду, когда пить станет нечего, маленький, теперь ты должен позаботиться о себе сам.
В это утро, когда ребенок проснулся, он нашел три чарки до краев наполненные остывшей кровью. Мать сидела за пологом юрты, сжимая намертво замерзшими пальцами варган.
И только вокруг, бескрайние и бесплодные, простирались Серединные земли желтых степей.


Ана-Бейит — Материнский упокой
* — я знаю, что географически степи и северное сияние несовместимы, но мое подсознание с этим не пожелало соглашаться.

@темы: «Они меня нашли, когда я крепко спал...»

00:59 

Плакальщики

химерная вечность
...им платят за переправу и за отпев. Их всегда шестеро, и они укрыты черными балахонами, под которыми не разглядеть ни лица, ни очертаний фигуры. Только высохшие когтистые кисти рук, испещренные жилами. Плакальщики, так их называют за то, что они готовы оплакать того, о ком плакать некому. Они несли меня к перекрестку четырех дорог, стылого, несли меня в утренних сумерках, по заиндевевшей, промерзшей земле. Они знали, что переходить лучше всего на разломе, когда обнажаются трещины мира, сумерки - это порог, та самая переправа, через которую уходят пограничные, те, кто обитал в нескольких пространствах сразу.
Они шли в ряд по трое, к вырытой под дубом могиле. Я был мертв, но когда они опустили меня в нее, я увидел небо в тонких узорах ветвей, расплесканные чернила на сером пергаменте неба. Замыкавший процессию нес на поясе балахона потертые от времени песочные часы, они называли их Схроном, и по кайме их шла надпись «Смертью все начинается. И кончается все тоже /здесь строчка возвращалась к началу/ Смертью», и так по кругу.
Они похоронили меня на перекрестке четырех дорог, а после, Замыкающий подхватил Схрон, висевший на грубой бечевке, и прокрутил его в обратную сторону, и время с момента моего выхода из разлома пошло для меня вспять. На сороковину я родился мертвым и в этой, новой реальности я должен был найти обратную дорогу от смерти к жизни.


@темы: «Они меня нашли, когда я крепко спал...»

05:48 

С добрым утром!

химерная вечность
Предлагаю признать подъем в 5.00 преступлением против человечества и наказывать всех виновных в этом нечеловеческом деянии смертной казнью. Виды казни, господа! И пусть народ сам решит, чего достойны эти тираны и изверги.

Вопрос: Виды казни
1. Четвертование (и разослать конечности по четырем частям света) 
4  (13.79%)
2. Колумбийский галстук (хардкорный офисный планктон) 
6  (20.69%)
3. Кровавый орёл (Птичий папа рекомендует!) 
8  (27.59%)
4. Посажение на кол (анальная расправа, хо-хо!) 
11  (37.93%)
Всего: 29

@темы: «На самом деле, я люблю людей. Под винным кисло-сладким соусом»

21:49 

Сброс накопившихся мыслей

химерная вечность
Я не люблю:
— слова «понимаешь», «пойми...». В них столько обреченности, что меня передергивает. Оттого, что снова придется входить в чье-либо положение, придется кивать — да-да, я все понимаю, конечно же... Так бывает и это вовсе не твоя вина. Нет, это не ты аморальное чмо, просто так получилось, и не важно, что имеющий мозги и хоть какие-нибудь понятия, не делал бы дерьма и не просил бы это дерьмо «понимать». Да, так-то ты хороший человек, и это не постоянное твое поведение по жизни. Я понимаю. В ущерб себе, понимаю. Понимаю, блять. Я все всегда понимаю... Но от этого понимания как-то легче не становится. На хуй, не хочу ничего понимать.

— когда человек приходит в твою жизнь, бочком-бочком, на самых цыпочках, и ты вроде как не против, хотя вполне себе можешь и без него вовсе. А потом он почему-то решает, что в праве диктовать свои условия и что-то там от тебя требовать, в праве решать, кто тебе должен быть дороже (и это непременно оказывается он сам), а с кем и вовсе считаться не стоит. И все это с расчетом на мою привязанность и на то, что я, не желая терять человека, буду уступать и потакать таким желаниям. Не буду, потому что...

— я не понимаю слов «я не смогу без тебя». Потому что в любой момент я могу вычеркнуть любого человека из своей жизни, и я без него смогу, без кого-то мне будет чуть сложнее, без кого-то даже легче и проще. Это не значит, что я не способен идти на уступки и чем-то жертвовать ради дорогого мне человека, способен, если это в рамках разумного, но когда я вижу, что на моей привязанности пытаются играть, мне проще просто развернуться и уйти. Я не выношу когда на меня оказывают давление, а когда рычагом для оказания давления является моя привязанность к человеку — не выношу вдвойне.


И да, я последние сутки упарываюсь этой песней.



С новой рабочей неделей, птенчики.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

23:28 

химерная вечность
Месяц и это утро.

URL
10:14 

Белое безмолвие

химерная вечность
"Это не работа, это образ жизни." - говорит начальница, и я, пожалуй, с ней соглашусь. Пустое здание офиса, и только наш отдел присутствует в полном составе, можно включить музыку и, изредка отрывая глаза от монитора, проваливаться взглядом в проемы окон. В это ярко голубое небо, в сонный субботний город, залитый солнцем, словно и нет вовсе обжигающего холода и гололеда, все это осталось за бортом. И только это место...похожее на огромный лайнер посреди океанов снега и волн из сугробов, и я на носу этого лайнера с чашкой кофе.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

23:52 

Настроенческое

химерная вечность
Вынужденно пропадаю, ибо живу в режиме «работа - сон». Постигаю дзен. Учусь дышать исключительно никотином. Работаю. Оттачиваю изящные па на гололеде. Отсекаю все лишнее. Система переходит на сберегающий режим. Холодно.


@темы: «Когда мы не сможем с тобой говорить, я буду тебе...петь»

21:51 

Oops!… I Did It Again

химерная вечность
В общем, я снова поднял анонимку. Проверяю, не успел ли я нагадить в карму и испортить кому-то из вас жизнь. И вообще, есть какое-то обаяние в возможности пооткрвенничать с анонимусом, услышать что-то новое и интересное, так что не стесняемся, новенькие тоже. Вот там.../ткнул пальчиком влево, в сторону выплывающей вкладки/ есть волшебная кнопка Анонимно. Вы знаете, что делать.
запись создана: 09.07.2013 в 09:17

22:31 

Ретроспективно

химерная вечность
Продолжая уже сложившуюся традицию заглядывать в мои давние записи, выудил эту вот вещь, которая вызвала...некое удивление, даже. Читаю, и чувство, что это из какой-то другой, не моей жизни, и что это вовсе не мои слова. Но главное не это. Я скучаю. По тем чувствам.

Так много между нами было, что
Разрыв стал в одночасье невозможен.
Зеркально чувствуем порез на коже,
Когда вскрывают общий кровоток.

Так тщательно сошлись в один узор,
Что я курю в затяг, — а ты вдыхаешь,
И фразы обрываются на: «Знаешь...»
Ежеминутно молчаливый разговор.

Так путано корнями заплелись,
Что проросли друг в друга — не расклеишь.
И если я умру — осиротеешь.
Хоть и в родстве ни разу не клялись.

И эта связь не страсть и не накал,
Я как солдат на оловянной ножке,
И мы с тобой слились в одной подложке,
В друг друге отразясь, как свет зеркал.


© 24.01.11

@темы: «Пишу о сексе в рамках никотина. Я просто не умею о любви»

07:21 

Утреннее, промерзшее, глючное.

химерная вечность
У электричества в нашем доме теперь четыре режима.
1. Свет есть.
2. Света нет.
3. Фифти/фифти. (это когда работает одна фаза, и половина дома во тьме, а вторая со светом)
4. Свет есть слегка, когда напряжения так мало что лампочки едва-едва тлеют, и все погружено в полумрак.
Это максимальная длина поста, который я успеваю накидать в интервалах между сменой этих четырех режимов.
Ночки крылатые, Большая Птица о вас думает)


@темы: «Когда мы не сможем с тобой говорить, я буду тебе...петь»

19:54 

Ледяной дождь

химерная вечность
Я проснулся в сказке, и не поверил своим глазам. Ни крупицы снега, это все — только дождь, заледеневший на деревьях, только блики прозрачного льда и ветви, словно отлитые в хрустале. Деревья кренятся, покрытые слоем стекла, пригибаются под его тяжестью. Они не выдерживают веса, деревья падают, прямо целиком, по улицам невозможно проехать, но красиво... Чертовски красиво. Весь мир подернут инеем. Я вышел возле работы из такси и кинулся фотографировать, как вдруг услышал подозрительный треск, могучий ствол постанывал от неподъемной тяжести. Инстинктивно отступил на два шага назад, когда на том месте, где я только что стоял упала отколовшаяся часть огромного дерева, прямо к ногам, и рассыпалась мериадами ледяных осколков... Вдребезги!


@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

22:08 

Самой горькой из потерь

химерная вечность
Кольцо соскальзывает с окоченевших пальцев левой руки, кольцо теряется, а я все равно чувствую теплый обручевый обхват, фантомное ощущение того, чего давно уже нет. Забываю, тянусь, чтобы прокрутить привычным движением тонкое колечко на среднем, и вновь напарываюсь на острое ощущение потери того, что за столь долгое время успело стать частью меня. Ищу глазами, ощупываю взглядом привычные тропы и все места, куда бы оно могло закатиться, думая о том, кто мог подобрать его до меня, но его все нет. И только пальцы упрямо не хотят забывать.

@темы: «Я не особенный. Я — это тень моей тени»

22:07 

Жизнь надменного тела

химерная вечность
22:41 

Посвящение

химерная вечность
Пишет ftu

Твои сны, как другая реальность, как иные миры, затягивают и не отпускают.

Я расскажу тебе одну историю. Ведь у каждого есть история.Эта история о которой умалчивают,но часто вспоминают.
Он всегда встаёт далеко засветло и продирает глаза на свой застеклённый мир. Каждый день его встречает пасмурность и негодование, за редким исключением лазурь, но всегда какая-то грязная и нечёткая, потому что слишком много слоя пыли на окне, к которому он никогда не притрагивается. Заваривает крепкий чай и слушает крик ребёнка под его окном, который орёт о том, как ненавидит людей и на его губах появляется неловкая улыбка. Дальше его улыбка, по мере продвижения в ванную, лениво сползает и лишь глаза остаются единственным его поводырём. Он не молится и не верит, потому что знает правду. В его жизни, часто случаются провалы во времени, но не в памяти и уже сидя в электричке, он трёт замёрзшие и сухие руки, провожая взглядом унылый мир за окном. Просыпаясь ночью в холодном поту, отчего на теле остаётся узор из холодной корочки льда, он записывает на диктофон свои сны, а потом впускает пальцы, как хиллер в свой живот и ласкает свою рану, что постоянно кровоточит и уже гноится. Ласки становятся невыносимо приятными, рваными, быстрыми, а адская агония боли разрывает изнутри, тянет и жжёт. Сердце оступается на ритм и его рвёт чёрной горечью, в то время, как тело сладко сжимается в спазме экстаза. Обессиленно упав на мятые холодные простыни, он ещё долго приходит в себя, потерянно скользя пальцами по ткани,словно что-то ищет, но заведомо знает, что это находится совсем не здесь, и уж тем более не в его пустой, оглушённой темнотой, комнате, не в его пасмурном и больном мире. Облизнувшись, слизывает горькую корочку черни и сипло-громко заходится в кашле от пыли. У него очень красивый голос, но даже голос не может спорить в красоте с его руками. Его дни не бессмысленны и не пусты, но они ему безразличны. Ночью он снова заварит крепкий чай на травах шаманов и проспит до утра.Температура падает в минус.
URL записи

Очень личное. Настолько, что даже показать неловко, но все же.
Спасибо за это.

@темы: «Искажать себя — тоже искусство»

22:04 

Заклейменный

химерная вечность
Казалось, я почти уснул, когда эти двое ворвались ко мне, и, бесшумно и неотвратимо, не переговариваясь, не издавая ни единого звука, схватили меня под руки. Я не успевал опомниться, не мог сопротивляться. Они поволокли меня в темноту, в холод ночи. Я совсем не ориентировался, не понимал, куда меня ведут, и зачем я им понадобился. Окружающее пространство стремительно менялось, обступая всех троих острыми скалами, я упирался ногами, пытался закричать, но уже тогда понимал, как это бессмысленно. Меня подвели к разведенному на скалистом выступе костру, и я увидел, как в нем раскаляется до бела, похожее на сургучную печать, клеймо. Я взвыл, понимая, что оно заготовлено для меня, бессильно дернулся, но один из нападавших уже перехватил меня, оттягивая голову за волосы, а второй занес клеймо над головой. Я шипел и скалился, до тех пор, пока не ощутил, как сознание покидает меня и я, обмякнув, повисаю на сомкнувшихся на мне железной хваткой, руках. Глаза закатились, обнажив из под приоткрытых век лишь белки глаз. Краем сознания я ощутил острую, жгучую боль. Раскаленный металл выжигал мне меткой глазное яблоко.


В этот момент я увидел себя изнутри.
И там, я наткнулся на бескрайнюю стену, глухую и неодолимую. Я ходил вдоль нее, пытаясь понять, есть ли в ней какой-нибудь проход, дверь, хоть что-то...но не находил, только осыпающийся кирпич, оскаленный в карминовой усмешке. Обессиленный и отчаявшийся, я присел под стеной и нащупал кусок угля посреди жухлой травы. Если прохода нет, я создам его сам. Поднявшись, я принялся вычерчивать на стене черный треугольник, шепча себе под нос заклинания, заполняя фигуру чернотой, пачкая замерзшие пальцы, но не смолкая ни на минуту... проход был готов, и мне оставалось только опоить заклинание кровью. Я порезал левую руку, ту, что от сердца, разминая закоченевшие пальцы, сжимая руку в кулак, чтобы выжать из раны больше рубиновых теплых капель. Размахнувшись я ударил по стене окровавленной ладонью и буквы, вычерченные на стене засветились серебряным сиянием. Стена развернулась ко мне острым углом и я разбился об него. Теперь можно было войти.

Я был слеп, поэтому видел больше, я был мертв, поэтому чувствовал жизнь, я был холоден, поэтому стремился к тому, что излучало тепло. У излучины мутной воды цвета моих закатившихся вовнутрь глаз, среди терна, который забыл, что когда-то рождал не только шипы, я шел вытянув руки перед собой. Шипы тянулись ко мне крючковатыми когтистыми пальцами, цепляясь о складки моей одежды, вырывая кусочки моей плоти и пряди волос, но я знал, куда следует идти, они звали меня, подобные сиренам, приманивали, замурованные в белый мрамор, но истошно живые. Они смотрели на меня, и на вырезанном из камня лице человеческими оставались только глаза, и они отслеживали меня взглядом.

Я приблизился к одной из фигур, и, коснувшись щеки ладонью, большим пальцам скользнул по ресницам, и веки затрепетали под моим прикосновением. Босой, с измазанными в жирном черноземе ногами, я привстал на цыпочки и накрыл мраморные губы своими, тонкими выцветшими губами. Замер, пытаясь ощутить хоть какое нибудь тепло, но только испепеляющий взгляд распахнувшихся широко глаз прожигал мне кожу, и я отпрянул.
Вторая фигура, казалось, пульсировала под пальцами, была ощутимо теплее, я прижался к ее спине щекой, прислушиваясь, в надежде, но и это был уже камень, с каждым мгновением плоть все больше уступала оцепенению, превращаясь из живого существа в изваяние, и только в мраморе оставались тонкие прожилки, по которым прежде текла кровь.

Поднеся к лицу недавно порезанную руку, я увидел, как свежую рану затянуло тонким хитиновым слоем. Боль пульсировала, кровь толчками билась о тонкую прозрачную пленку, словно пытаясь вырваться из под кожи. Я сжал ладонь, ногтями разрывая едва затянувший край в край рану, хитин, и пальцы снова окрасились кровью. Я потянулся к уже навеки замершими предо мной фигурами, и, указательным и средним мазнув поверх век, запечатал их кровью. Больше они не раскроются, печати на крови ничем не смыть, я это знал.

Отступив к берегу, я опустился на колени перед затхлой рекой, подернутой тиной, и увидел в ней свое отражение. Единственный белесый зрачок, и клеймо на втором глазу. Я застрял здесь, среди каменных изваяний. Теперь мои глаза будут навсегда обращены вовнутрь.

Запутано, сложно, но я не знаю, как описать понятнее.


@темы: «Они меня нашли, когда я крепко спал...»

23:40 

Недомрачнит

химерная вечность
Мои попытки читать Гофмана провалились, ибо. Разочарование и вообще, я ожидал куда большей степени сумасшедшести, в хорошем смысле этого слова, и большей изощренности, а на деле — банально, скучно, и ничуть не мрачно. Скуден то ли перевод, то ли само то, как он писал, я уж не знаю, да и образность с атмосферностью подкачали. Феи всякие, душепродавцы...ну кого этим удивишь? Сказки Андерсена и те интереснее, в этом плане, в общем, упороться чужим трешем не удается, поэтому ваш не-покорный продолжает смотреть свои ебанутые сны, коих накопилось уже парочку, но я слишком заебан, чтобы суметь их адекватно расписать, поэтому все откладывается до выходных, мои птенчики. А пока вот вам рай на земле, найденный в одной из подворотен, по которым я праздно шатаюсь после работы, и запечатленный на говнотелефонную камеру.


@темы: «Рассветы моей холодной планеты...»

Raven Hall

главная