Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: личные посвящения (список заголовков)
03:51 

Одичалые

химерная вечность
Пишет ftu

Я никогда не слышал, но видел твой многоликий крик, что вспарывает внутри тебя прогнившую сердцевину, вытряхивая пепел. Все твои пять диких псов на взводе скалят голодные пасти. Один из них остроухий, чья мохнатая голова порождение нескончаемой головной боли, звукам миров, что он внимал. Другой остроглазый - белоокий, чья безродная мохнатая голова порождения нескончаемой печали миров, что он узрел. Третий ненасытный, роняющий ядовитую алую слюну, отравляя покровы миров, что он пожирал. Четвертый острый нюх с ожерельем тотемных костей тёмных проклятых богов, что властвовали в мирах, по чьим следам он шёл и втаптывал в истлевшие земли. Пятый пёс безымянный- многошепчущий, чья голова порождение нескончаемой бездны миров, что он принял в себя. Их свирепые пасти и пронизывающий вой провозглашают великий пир и я напою их жадные головы. Багровый лес устало стряхивает пепел.



Я видел, как твои широко разведенные колени вздрагивали, подобные крыльям бабочки, трепыхались, норовя выскользнуть из под меня, когда я насаживал тебя, словно обреченное насекомое на острие иглы. И эта готовность умереть в любую минуту, жертвенность, с которой ты вверял себя мне то восхищала, захлестывая безграничным чувством власти, то раздражала... До подкатывающего к горлу комка, до жгучего желания переломить этот по-птичьи хрупкий полый хребет одними пальцами, забрызгать кровью простыни.

Я слишком часто думал о том, что хочу попробовать тебя на вкус, не только сперму, ее я и так слизывал с пальцев и живота, еще теплую, после каждого соития, но кровь, живую, соленую. Твою кровь, из толстой пульсирующей артерии, твою плоть — сырыми ошметками на зубах, мне часто казалось, что я ощущаю твой вкус и я вздрагивал в темноте от липкого, сладкого, страха: проснувшись однажды, обнаружить, что пять небесных псов моих прорвались, и хищная сущность взяла надо мною вверх. Я вздрагивал, но ты...ты всегда умел управляться с ними.

Я боялся, что обезумев от боли Остроухий нападет на тебя, но тихий шаманий напев твой заглушал звуки миров, разрывавшие его голову, и он стихал, скуля у твоих ног, и внемля твоему голосу. Я ожидал, что Белоокий раздерет твою тонкую кожу, ослепленный слезами и печалью, но ладонью ты прикрывал его горячие веки, и веки переставали кровить. Я думал, Третий пес отравит твою душу ядовитой слюной, и ты окаменеешь и зачерствеешь, как засыпанные солью земли, но его яд становился на твоих пальцах не больше, чем слюной, и ты слизывал ее кончиком острого языка. Ты накуривал терпкими травами воздух, и проклятые боги высвобождались из ожерелий Четвертого, становясь безмолвной стражей за твоей спиной. И Многошепчущий преклонял перед тобой каждый, из целой бездны миров, склоняя перед тобой свою гудящую голову, и миры смолкали, устроенные на твоих коленях. Одичалые псы снова утихали под твоею рукой и багровый лес устало стряхивал пепел с моих висков.

@темы: «Пишу о сексе в рамках никотина. Я просто не умею о любви», личные посвящения

21:19 

Конец прекрасной эпохи.

химерная вечность
У меня тут много приветственных постов, наверное настало время и для прощального. Я долго думал об этом, и это не импульс, а продуманное многократно решение. Я хочу оставить этот дневник, потому что на его ведение нет ни времени, ни желания сейчас. Нет, другого дневника я заводить не собираюсь, на данный момент, мне кажется, я сказал все, и даже больше. Если через энное количество времени я смогу разобраться в себе и решу, что мне есть что сказать... Но я не уверен, что это произойдет. И если даже...то это будет не скоро. Дневник не закрываю. Всегда ваш, папа Птиц.

@темы: личные посвящения

URL
20:09 

Тайнопись

химерная вечность
Насыщенный воздух пьянит и дурманит, словно опиумные пары, стоит только выйти за порог, как бьет в переносицу, организм откликается легким головокружением, слабостью в коленках, хочется присесть прямо тут, на сыром бордюре, раскурить тонкий давыдов, сломав три первые спички. Туман стелется низко, по самой траве, цепляет своей пуховой шалью опавшие влажные листья, последняя стадия разложения, уже и не желтизна вовсе, а коричневатая обугленность контуров. Краски словно пропущены сквозь причудливый фотофильтр, обострены, стоит пройтись взглядом — поранишься, и брызги карминового дополнят пейзаж вычурного умирания. Через миг кожа становится влажной, блестящей, это туман вписывает меня в свою картину мира, включает в число подверженного полураспаду, чтобы зимой довершить начатое до конца.

А я хочу замерзнуть до самых костей, до мурашек, чтоб позже ложиться под тонкие нервные пальцы, закрывать глаза, и ощущать, как робко и осторожно ты считываешь мою морзянку, мои пунктиры и точки прямо с кожи. Как складываешь шрифтом Брайля мою тайнопись, коды и шифры, вычерченные стужей на мне, я хочу общаться с тобой языком тела, языком и телом врастая в тонкие изгибы, волшебством хилеров, безболезненно и бесшовно проникать в тебя, переплетаться связками и жилами, кровью по артериям сосудам, питать тебя. Напитаться тобой, я хочу замерзнуть, чтобы быть согретым твоим теплом.

@темы: «Пишу о сексе в рамках никотина. Я просто не умею о любви», личные посвящения

00:08 

lock Доступ к записи ограничен

химерная вечность

URL
23:00 

lock Доступ к записи ограничен

химерная вечность

URL
01:06 

химерная вечность
«...когда он ищет сигарету в пачке,
на безымянном тусклое кольцо
внезапно преломляет двести ватт,
и мой хрусталик вспышки не выносит;
я жмурюсь - и тогда он произносит,
глотая дым при этом, "виноват".»
© И. Бродский


...когда от заката остается только тонкая ниточка багровой каймы на горизонте, он, оставив и пустую квартирку, настолько маленькую, что правильнее было бы ее назвать гробом и похоронить вместе с хозяином, и затхлую, испещренную множеством надписей парадную, выскальзывает из подворотни, чертыхается, скользит в сером потоке людей, машин, прилипая судорожно и торопливо зрачками к прохожим, и ищет кого-то, ищет так, словно бы зависела от него его жизнь, самое ее существование, губы то раскрываются в беззвучном крике, он натыкается плечом на людей, спотыкается, падает, падает снова, слыша во след только крики и отборный мат... на секунду притормаживая передохнуть, с трудом ловит дрожащими пальцами сигарету в помятой пачке, но не вскрикнет, не позовет, словно в уголках губ его притаились стаи саранчи, и, стоит только сорваться звуку с неплотно сомкнутых тонких губ, как стаи закружат над его головой рыжеватой воронкой и примутся пожирать эти голые деревья, это сизое клубящееся небо. На мостовой кто-то притормаживает, хватая за руку, и в безымянном человеке в форме он тоже, словно бы, узнает того, кого так долго ищет, того, к кому молчаливо, неистово взывает. В них во всех словно брызгами раскидало его черты — вот девушка, в которой сохранены его тонкие, изящные руки, с выступившими канатами синих венок на кистях, вот мальчик — с самого рождения он хранил Его пушистые ресницы и озорной огонек. Тусклое свечение фонарей ловит свое отражение в грязной поверхности реки, нимбом очерчивая каждое призрачно светящееся кольцо, глядящееся в водную темнь, и внезапно словно вспышкой проносится предчувствие. Сладкое, щемящее, будто змеящиеся аспидные клубки ворочаются в грудине, сплетаются между собою тугими жгутами, он падает на брусчатке, неизящно, ломано, целуя коленом стертые камни мостовой, и водная гладь словно преломляет эту вспышку, и вот уже ближе, с каждым вздохом, все острее он ощущает: он собрал, собрал его как мозаику, забирая у множества людей, кропотливо, скрупулезно, словно бусины, каждую частичку его так, чтобы он сложился воедино, сплел из безумного числа чужих и ненужных то единственное, желанное, ценное. Словно двести ватт освещают его появление, и никто не замечает этого, он шепчет беззвучно, одними бледными губами, шепчет так, что в переплетении сотен эпитетов можно различить только спешно вплетенное «мой». Хрусталик глаз сжимается в точку, выдохшаяся зажигалка выдает только невразумительные вспышки, откидывает в сторону, яростно, и вдруг вспоминает, — еще одна деталь, — Он не выносит дыма сигарет, без которых мужчина не может. Картина становится целостной, а над ним раздается теплый голос, знакомый, въевшийся, продолжением его мыслей:

Я жмурюсь, аллергия, прям до слез... Ты все же помнишь? — и лишь тогда, уже не боясь поверить, улыбаясь огоньку, протянутому знакомой рукой, закуривая, он произносит:
— Помню. Не умирай больше без меня, мне так тяжело собирать твои уникальные черты среди этих безликих людей.
Глотая дым и пряча при этом болотистые глаза, заблестевшие, конечно, от сигарет, он слышит в ответ лишь улыбчивое:
Виноват.

@темы: личные посвящения, «Я жду тебя внутри. Я невозможен вне»

17:22 

lock Доступ к записи ограничен

химерная вечность

URL
23:55 

химерная вечность
Грязный замызганный город. Вид, достойный сюжетов сталкера: липкая мелкая морось падает с неба, серебрит и зеркалит обсидиановую поверхность асфальта, растекается сероватыми лужами, которые покрываются позже радужной пленкой бензина. Небо, отраженное в таких лужах выглядит красочным сном морфинистки, отдающейся за очередную дозу амброзии. Переливчатое зыбкое чудо, но стоит только ткнуть носком начищенного ботинка, чудо тут же расползается в безобразных разводах, становясь тем, чем по сути, являлось всегда.

И только четыре трубы гидроэлектростанции, окрашенные в красно-белую полоску вихрами выдыхают густой, клубящийся пар из зева, четыре курящих исполина, задавшиеся целью закоптить свинцовое брюхо неба. Воздух сыроват и тягостен, такая она, наша южная зима, промозглый противненький ветерок навязчивым и вертлявым мальчишкой забирается за ворот тонкого черного пальто, вскидывает длинные его полы, приставуче и раздражающе холодит своими влажными поцелуями щеку. Только вот мальчишке этому не одна сотня лет, обитатель затхлых проулков и гуляка глянцевых витринчатых улиц.

Запахиваю пальто, я и вправду нынче не по погоде одет, холод пронизывает черную плотную материю, касается белоснежной рубашки, и та трепещет, трепещет и липнет на мне словно нетрезвая институтка, чьи объятия все же не способны согреть. Докуриваю, наблюдая, за тем, как город накидывает на себя шаль переливчатых огоньков, чужих и холодных. Этот город стоит любить, воплощение всех крайностей: нищеты и богатства, убогости и пижонства, любить, за одно то, что своими склизкими холодными прикосновениями гонит меня со своих владений, вынуждая считать белеющие по над трассой сиротливо прижатые друг к другу березки, гонит отчужденностью, давая понять — я здесь лишний. И я бегу, очертя голову, через мосты и кольцевые, в то единственное место, где окажусь уместен и желанен, к тем теплым пальцам, что сотрут прикосновения развязного ветра, и даруют ощущение спокойной уверенности.
Я дома.


@темы: «Я жду тебя внутри. Я невозможен вне», личные посвящения

00:50 

химерная вечность
URL
04:33 

Настроенческое

химерная вечность
В ближайшее время ничего конструктивного писать не хочется. Поэтому, просто мое звучание.




И... Спокойной ночи тебе...)

@темы: «Когда мы не сможем с тобой говорить, я буду тебе...петь», личные посвящения

00:07 

химерная вечность
06.02.2013 в 19:26
Пишет болотный король:

Посвященное.
Просто Эду показалось, что он все еще что-то умеет.
На самом деле, Эд умеет творить чудеса, просто скромничает /поправил Аль)/



Это тебе подарок, Аль.

URL записи

Вот такой вот чудесный подарок, что я растроган, смущен, и... Просто слов нет)
Спасибо Тебе большое)

@темы: личные посвящения

15:31 

химерная вечность
Спустя долгое время, но все же исполняю данное VoG слово.
Я тут маленько извратил первоначальную идею, ты не против..? И да, Вог, это намек.. Нехуевый, такой, намек)

Мир — вспышкою света в разрыве гранаты,
кровавые брызги, багрящие небо,
Мир — тонкою нитью, прошившею воздух,
свинцовые иглы, соткавшие небыль,
В которой затеряны, словно в тумане,
в обрывках сознания призрачных, воины

Невидимых битв и забытых сражений,
привыкшие на смерть стоять за идею,
Погрязшие ступнями, вязкою тиной
по горло обвитые, словно прибоем
Коцитовых вод, опоенные Стиксом,
Хороновой песней, как колыбельной

Баюканы, замерли, и, воедино, врастая
друг в друга и в илистый земень,
И в душах у каждого брызгами света
застыла война, из которой не выйти,
Как цепью замкнувшейся, снова и снова
проигрывать битву с собственной тенью,

Проклятье предавших на поле сражения,
Жестокая кара — страшившимся смерти,
теперь им вовек оставаться живыми.
И видеть, как крылья смыкая, Танатос
В объятья свои заключает тех храбрых,
Что пали с мечом. Смерть желанна отныне?

@темы: «Пишу о сексе в рамках никотина. Я просто не умею о любви», личные посвящения

17:24 

химерная вечность
Это словно наждачной бумагой по нервным окончаниям. Это словно все твое естество сжимается при падении, в ожидании удара с твердыней, это словно разряды тока, словно хлесткие удары плети по коже и шепот в уши, монотонным речитативом вспарывающий внутренне-нежное, слизисто-розоватое, или нет... Это словно холодные пальцы, проскользнув в распахнутую грудину ритмично сжимают остановившееся сердце.


@музыка: E-Nomine_Mysteria

@темы: «Когда мы не сможем с тобой говорить, я буду тебе...петь», личные посвящения

23:13 

химерная вечность
Наверное, было бы проще просто сделать то, что от меня хотят. Сделать и не ебать себе мозги. Но есть еще мое упрямство горного барана и гордость...вероятно непомерная. Но посрать. Во всяком случае, есть еще уважение к себе, и осознание, что я никому не ебал мозги по-пусту. И был честен...честен до конца. До последней щелчковой минуты. И за ответную честность, пускай болезненную и по старым ранам, но Честность... Я благодарен тебе.

@темы: личные посвящения

URL
15:52 

химерная вечность
Закрывать дневник из за тебя я не буду, но отстреливать организовать черный список для всех тобою состряпанных учетных записей не поленюсь, не сомневайся. Хочешь меня читать — оплачивай невидимку и делай это так, чтобы я тебя не видел. Может, при таком раскладе, именно жадность задушит твой интерес к моей скромной персоне.

@темы: личные посвящения

URL
22:53 

химерная вечность

© Алиса Вальтер

Не будет никаких трофеев и презентов. Все, что Мое я оставлю за собой, и прав претендовать на что бы то ни было ты не имеешь. Возрадуйся тому, что я тебе уступил из трех плоскостей две, но это моя территория. И здесь тебе не место.

@темы: личные посвящения

23:27 

химерная вечность
А у тебя заплаканные глаза. И джинсы порваны на коленках. И сигарета дрожит в руках.... А у меня, знаешь, у меня совсем не осталось сердца. На боль вслед тебе, уходящему, на нежность к этим соленым губам, к этим тонким изящным рукам. Не кровь, родной...не кровь. Только сукровица по каплям. Сочится, стекает...истекает, оставляя меня пустым и слабым. Слишком слабым для таких сильных, по тебе, эмоций.

@темы: личные посвящения

URL

Raven Hall

главная