Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: «а я курю, отбросив все слова. и думать вредно — жалкое пристрастие» (список заголовков)
11:23 

Чужие рассказы о жизни не имеют ко мне отношения

химерная вечность
Эта фраза в последнее время стала моим девизом, моим щитом. Мелом, очерчивающим от всего, что сейчас меня окружает. Это их мазохистское чувство перемусоливать свои и чужие проблемы, примерять на себя, пугаться и истерить. Псевдосочувствие, высасывающее всю внутреннюю радость. Надо проходить мимо. Мимо открытых дверей операционных, не заглядывая. Мимо отходящих от наркоза в коридорах. Не пуская в себя. Не пачкая себя об эти мысли и эмоции. Пусть это все останется им, ко мне это не будет иметь отношения.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

16:25 

химерная вечность
Мещанство, оно в мелочах. Тридцатилетний мужик наконец смог позволить себе подержанный яблофон не последней модели даже и носится с ним, радуется, как ребенок. Для него это событие, просит поклеить ему пленку, чтоб не платить за это в салоне, ругает "поганых чурок", которые "хотели втюхать чехол за полторы штуки, когда я тут рядом за семь соточек нашел такой же". И почему это так жалко смотрится? Почему люди гонятся за какими то элементами псевдороскоши, когда у самих жопа не прикрыта? Я никогда этого не пойму, ни свадеб на триста человек в кредит, ни средненьких иномарок, купленных на ипотечные деньги, когда семья живет, как в скворечнике. А мужичок довольный и счастливый, засунет в карман потертой дубленки многострадальный яблофон, и укатит на маршруточке домой. Как мало некоторым для счастья-то надо.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

23:05 

Страх

химерная вечность
Если бы раньше меня спросили — чего я боюсь, я бы, наверное, не нашелся бы что ответить. Нет, я, конечно, как и все, боюсь боли и смерти близких, но именно сейчас я понял, что меня пугает больше всего. Смерть тоже бывает разной. Бывает красивой. Да, именно — красивой, когда на исходе лет, прожив отведенное и сделав максимум того, что считал нужным, не оставшись содержанцем, просто упасть и умереть. Есть глупые, нелепые смерти — несчастные случаи, автокатастрофы, от этого никто не застрахован. Но страшнее всего лично для меня — Война. На самом деле, мне совершенно не важно, что там делят политики и страны, мне важно, чтобы нас всех не погнали в массовую мясорубку, построив в шеренги. Я боюсь, я правда, очень боюсь, хотя бы потому, что большинство призывных парней, которых я знаю — умных, толковых, по-настоящему талантливых и интересных, каждый по своему, совершенно не годятся для войны. Умные, и яркие, я не могу представить никого их них в одежде цвета хаки. Я очень остро ощущаю нарастающее напряжение в воздухе, истребители и военные вертолеты, по ночам летающие над городом... над Моим городом. И мне страшно, что это напряжение настигнет предельной точки и первая пуля превратит чей-то драгоценный космос в груду костей и мяса. Это все так явственно и близко, что хочется в охапку всех, кто дорог и в Сибирь, хоть куда. Подальше от этих глупых жестоких игр.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

22:38 

О скорбящих.

химерная вечность
Я не верю в слезы над могилами тех, от кого всю жизнь убегал. Не верю в слезы о тех, кому при жизни отказывал в руке и слове. Не надо плакать над нами, когда мы уже мертвы, эти слезы - лажа и фальшь. Цените нас пока мы живы, или не цените вовсе, смерть не должна менять отношения к человеку. Все прочее - лицемерие.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

URL
23:49 

В ноосферу

химерная вечность
Устаю от всего деланного, неестественного, наносного. От глянцевости и тщательной прорисованности, от идеальности зафотошопленной устаю, от обилия ненужных украшательств, всяких линз, клыков, всего нарощенного, приклеенного, нарисованного. Устаю от токсично черных цветов, от излишней кровавости и гротескной чернухи вроде макияжа KISS, от обилия кожи, хрома, латекса. От сбритых напрочь и нарисованных татуажем бровей. Все это кажется таким...искусственным, таким тошнотно-выпачканным, что хочется за холку и отмыть, избавить от всего лишнего. Хочется больше простоты, несовершенства, естественности. Хочется...максимального приближения к реальности. Красота в натуральном. Все прочее — kitsch (халтурка, безвкусица, «дешевка»)

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

12:13 

Боль, ангст и грязные пеленки

химерная вечность
К слову, о возрасте, мне уже четвертак, а это значит что? Нет, я не о том, что я зря не бухал до сих пор, потому что теперь я не смогу этого делать без мук похмелья, и не о том, что я становлюсь оборотнем, и не могучим волком с роскошной серой шкурой и острыми кинжалами-клыками, а кротом, которому приходится щуриться чтобы разглядеть очертания трамвая в пятнадцати метрах от носа, но то, что все мои сверстники уже благополучно обзавелись полчищами спиногрызов, а некоторые даже по паре штук, и мне с ними (о боже!) приходится частенько общаться. Отсюда вопрос. Почему, блять женщины говорят о своих детенышах и о себе во множественном числе, зачем? Представляют ли они как это звучит со стороны? "А мы поели, а нам годик...а мы покакали" и тут моя богатая фантазия представляет, все это действо и меня тянет проблеваться. Такое ощущение, что они сами возвращаются в этот сопливо-пеленочный возраст, да, интеллектом тоже. И еще. Мне одному кажется это патологическим нежелание мамаши признавать детеныша отдельным от себя организмом?

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

21:13 

Брюзжание

химерная вечность
Внезапно накипело. Нет, я не хочу о политике как таковой, я снова о людях. Здесь и не здесь так много звучало про этот ваш...точнее, уже наш Крым, про политические бурления, и все то, что, право, похоже на арену где всяко-разные звери демонстрируют кто на что способен, в общем - цирк. Но черт подери, как же меня бесят недалекие и малообразованные люди берутся исторгать свои поверхностные мыслишки, давая оценку тем или иным событиям, размышляют о столь недоступных для их скудных умишек вещах, как международное право и историческая справедливость, что становится тошно. Ей-богу, иногда лучше жевать, чем говорить.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

21:05 

Мне снится оттепель

химерная вечность
Есть такое понятие в медицине, как лечебный сон, с которым я знаком лишь едва, но идея которого мне весьма подходит в нынешнем моем состоянии. Это похоже на глубокую заморозку, это словно бы температуру тела опустили до 32-33 градусов, когда организм перестает ощущать вообще что-либо. Все ощущается приглушенно, издалека, словно бы я погружен под толщею воды. Движения плавны, реакции замедлены. И в этом состоянии я завис. Я ощущаю себя приложением к рабочей программе, механизмом, который вполне себе помнит каково это — чувствовать, знает, как нужно реагировать на те или иные раздражители, и реагирует скорее больше по памяти, по инерции, потому что так надо — на улыбку отвечать улыбкой, на попытки задеть — отпором, на нежность — нежностью, но не потому что ощущает что либо сам. Я настолько виртуозно научился избегать все то, что способно меня спровоцировать на эмоции, огибать неудобные мне темы, уходить из диалога, когда он вытекает в неприятное мне русло, что делаю это автоматически, убирая из своего окружения все то, что хоть сколько нибудь может задеть меня. И теперь, когда я пытаюсь себя вывести из этого отмороженного состояния, это выглядит так... неумело и нелепо, что самому неловко за себя и хочется забить и бросить попытки из себя что-то там извлекать. Попытки с кем-либо сближаться больше позволенного. Попытки согреться и бросить курить.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

12:40 

Проводник тепла

химерная вечность
Словно тончайшая паутина, растянувшаяся лучами-струнами под самым потолком, словно незримая наэлектризованая сеть, которая обволакивает всех присутствующих в кабинете, и каждый импульс, рождающийся в ее переплетениях доходит до сидящего в углу человека. Словно все эти нити -его собственные нервы, и они уходят ему под кожу, словно все мы - часть единого организма. Он слышит все диалоги и реплики, он замечает все и всегда. Он в курсе каждой операции, любой возникшей проблемы, начиная от личных и мелочных и заканчивая глобальными, у него такая работа - всех контролировать. Первый и, пожалуй, единственный человек, которого я мог бы назвать еще более обескоженным, чем я сам. За ним вкусно наблюдать, его взгляд шершав и ощущается кожей, такой непосредственный, искренний и открытый, что может подбежать и обнять, теплый. Да, он теплый, но в то же время.... Способный выхолодить душу одной толькой фразой, цепким внимательным взглядом. Он никогда не кричит, но его молчаливое бешенство заставляет пригнуться к столу, чтобы стать незаметнее. Всегда на грани, еще немного, и кажется, что его пальцы начнут высекать искры из жестких кубиков клавиатуры. И кабинет без этого мощного проводника становится больше и холоднее.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

23:02 

Самокопание, проматываем

химерная вечность
Не так давно мне высказали мысль, заставившую меня покопаться в себе. А мысль совершенно банальна и не нова, но все же — мне сообщили, что я эгоист и мало кем интересуюсь кроме самого себя. И я спешу заверить, что на самом деле — все так и есть. Людей, которыми я интересуюсь, действительно очень мало. И дело не в том, что я так себялюбив и зациклен на себе, тут дело в другом — я интересуюсь только теми людьми, которых решаю вписать в свою жизнь основательно и надолго. У меня очень хорошая память, скажу даже более того, если человек мне важен, я без лишних усилий запомню все, что касается его, начиная от того, сколько ложек сахара он добавляет в чай, заканчивая расписанием занятий/режимом работы, вплоть до диалогов, которые очень часто могу процитировать чуть ли не дословно, даже спустя пару лет, и эти воспоминания не имеют срока давности. Просто если я начинаю интересоваться кем-то, вписывать его в свою память, то я... Пускаю его в себя, я даю ему место внутри себя, я ставлю статус «важно» на всем, что относится к человеку, который мне важен сам по-себе, и я буду жаден до всего, что касается данного человека. Я умею слушать, слышать и запоминать, стремлюсь исследовать и копаться в том, кто мне интересен, я стремлюсь понять, как он мыслит и чувствует. Но если я понимаю, что человек всего лишь переменная в моей жизни, и вижу, что он не задержится, я не сочту нужным даже интересоваться чем либо, чтобы не засорять память. И еще одно наблюдение — если я резко пресекаю поток информации от человека — то я уже вычеркнул его из жизни, и уже не смогу изображать заинтересованность даже из вежливости. Я могу продолжать общаться, быть приветлив и дружелюбен, но я уже отгородился стеной, и я не смогу ее разрушить, даже если сам этого захочу.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

21:49 

Сброс накопившихся мыслей

химерная вечность
Я не люблю:
— слова «понимаешь», «пойми...». В них столько обреченности, что меня передергивает. Оттого, что снова придется входить в чье-либо положение, придется кивать — да-да, я все понимаю, конечно же... Так бывает и это вовсе не твоя вина. Нет, это не ты аморальное чмо, просто так получилось, и не важно, что имеющий мозги и хоть какие-нибудь понятия, не делал бы дерьма и не просил бы это дерьмо «понимать». Да, так-то ты хороший человек, и это не постоянное твое поведение по жизни. Я понимаю. В ущерб себе, понимаю. Понимаю, блять. Я все всегда понимаю... Но от этого понимания как-то легче не становится. На хуй, не хочу ничего понимать.

— когда человек приходит в твою жизнь, бочком-бочком, на самых цыпочках, и ты вроде как не против, хотя вполне себе можешь и без него вовсе. А потом он почему-то решает, что в праве диктовать свои условия и что-то там от тебя требовать, в праве решать, кто тебе должен быть дороже (и это непременно оказывается он сам), а с кем и вовсе считаться не стоит. И все это с расчетом на мою привязанность и на то, что я, не желая терять человека, буду уступать и потакать таким желаниям. Не буду, потому что...

— я не понимаю слов «я не смогу без тебя». Потому что в любой момент я могу вычеркнуть любого человека из своей жизни, и я без него смогу, без кого-то мне будет чуть сложнее, без кого-то даже легче и проще. Это не значит, что я не способен идти на уступки и чем-то жертвовать ради дорогого мне человека, способен, если это в рамках разумного, но когда я вижу, что на моей привязанности пытаются играть, мне проще просто развернуться и уйти. Я не выношу когда на меня оказывают давление, а когда рычагом для оказания давления является моя привязанность к человеку — не выношу вдвойне.


И да, я последние сутки упарываюсь этой песней.



С новой рабочей неделей, птенчики.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

10:14 

Белое безмолвие

химерная вечность
"Это не работа, это образ жизни." - говорит начальница, и я, пожалуй, с ней соглашусь. Пустое здание офиса, и только наш отдел присутствует в полном составе, можно включить музыку и, изредка отрывая глаза от монитора, проваливаться взглядом в проемы окон. В это ярко голубое небо, в сонный субботний город, залитый солнцем, словно и нет вовсе обжигающего холода и гололеда, все это осталось за бортом. И только это место...похожее на огромный лайнер посреди океанов снега и волн из сугробов, и я на носу этого лайнера с чашкой кофе.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

19:54 

Ледяной дождь

химерная вечность
Я проснулся в сказке, и не поверил своим глазам. Ни крупицы снега, это все — только дождь, заледеневший на деревьях, только блики прозрачного льда и ветви, словно отлитые в хрустале. Деревья кренятся, покрытые слоем стекла, пригибаются под его тяжестью. Они не выдерживают веса, деревья падают, прямо целиком, по улицам невозможно проехать, но красиво... Чертовски красиво. Весь мир подернут инеем. Я вышел возле работы из такси и кинулся фотографировать, как вдруг услышал подозрительный треск, могучий ствол постанывал от неподъемной тяжести. Инстинктивно отступил на два шага назад, когда на том месте, где я только что стоял упала отколовшаяся часть огромного дерева, прямо к ногам, и рассыпалась мериадами ледяных осколков... Вдребезги!


@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

00:04 

Жизнь после жизни

химерная вечность
Я здесь нашел странное место, оцепленное высоким забором ограждений, запрятанное посреди рынков, офисов и трамвайных линий. Развалины в самом центре города, где осыпаясь и крошась тянет сломанную руку к небу памятник Ленину. От фигуры остались только очертания, лицо стерто временем напрочь. Пьедестал обнажил зубастое кирпичное нутро, и асфальт вокруг вздыбился от корней обступивших памятник деревьев, старых и трухлявых. Оголенные дубовые кроны куполом смыкаются над развалинами, замыкая пространство, делая его обособленным, словно вырванным из всего окружающего мира. Здесь сумерки гуще и беспрогляднее, ограждения отрезают свет витрин, здесь, в этом странном заброшенном сквере совсем нет фонарей, только покосившиеся, выцветшие лавочки обступают памятник кругом. Я прихожу сюда после работы, чтобы привалившись плечом к пьедесталу, закурить. Как много лет он простоял здесь, как много видел. Развалилась страна, созданная вождем, обесчещены и выброшены идеи, которыми он жил, а памятник выстоял, чтобы увидеть крах всего, во что верил вождь, и увидеть, что после этого краха жизнь...не остановилась. Жизнь движется дальше, оставляя его пережитком прошлого в старом заброшенном сквере.



@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

22:14 

Канатоходец

химерная вечность
В последнее время я чувствую себя циркачом. Канатоходцем, исполняющим пируэты на натянутом над пропастью канате. Порой играючи, дерзко зависающим на одной ноге над бездной. Смеющимся с отчаянием безумца над опасностью. Лавирующим, широко расправляя руки, но чаще... чаще спотыкающимся на каком-то неосторожном слове, на чьей-либо рассекающей холодом интонации, на небрежно оброненном имени. И вот я уже лечу на острые скалы, на радость улюлюкающей толпе. С каждым разом ступать на канат становится сложнее, страшнее, зная боль предыдущих ошибок. Хрупкий баланс, который так легко разрушить. Который так трудно потом восстановить. Каждая реплика в диалоге — как копье Лонгина, тонкий шест, который либо ляжет в разведенные ладони и утвердит мое зыбкое равновесие, либо столкнет меня в мою личную пропасть.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

01:17 

Агр-пост

химерная вечность
Очень часто я сталкиваюсь с тем, что меня характеризуют как человека в крайней степени эгоцентричного, с чем я, в принципе, согласен. Я предпочитаю общение на своей территории, предпочитаю самостоятельно задавать тему, которая мне интересна, ибо мой монастырь и мой устав мне как-то милее, но вот за достаточно долгое время своей словесной несостоятельности я опробовал жизнь сетевого потребителя, читать новостные ленты друзей, обращать внимание на то, кто чем интересуется, и вот тут-то меня настигло удивительное открытие: стайки псевдо-гей-пацанчиков которые толпой привалили ко мне, оказались куда более убедительными мужиками чем некоторые тру-гендеры, в наличии яиц у которых я уверен (нет, не проверял, но все же). И может я чего-то не понимаю, но нахуя мужику записи-репосты из сообществ о похудении, с приложенными фотачками до|после, разговоры о диетках и прочая хуерга, если хочешь хорошо выглядеть — кач.зал тебе в помощь, а не питьевые диеты и дневники самосовершенствования. Где-то там же разговоры вроде — анорексия это круто, чайлдфри прекрасно, а резать себе ноги лезвием в приступе вины за съеденный на ночь пирожок это нормально. Вывод: тупая пизда — это диагноз не только женщин.
И знаете что? Уж лучше я останусь эгоцентристом.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

17:14 

Следующий виток

химерная вечность
Пропадаю в последнее время по той простой причине, что жизнь вот так внезапно резко начала наращивать ритм, да столь стремительно, что я чувствую себя космонавтом в центрифуге, которая вот вот раскрутится на сверхскоростных оборотах, только успевай цепляться за поручни. В этом временном пристанище полчища женщин, часть из которых безнадежно беременны, постоянные разговоры о том, что год синей лошади, и надо непременно одеться в синее (угу, чтобы быть главной лошадью на корпоративе). Гирляндочки, мандаринки... Но, как ни странно, уютно среди этих щебечущих и беспечных. Перевалочный пункт, дающий возможность набрать воздух в легкие перед очередным сумасшедшим сальто. Много молчу, больше слушая...точнее, делая вид, что слушаю. Поэтому остаюсь для местных непонятным. Не лишним, скорее потусторонним. Случайным свидетелем, заоконным наблюдателем. И я знаю, что останься бы я здесь, стал бы значим и уважаем за короткий срок, но вот беда... Так бы и остался малоопоачиваем. Ценю это деятельное спокойствие, конечно ценю, слишком хорошо понимая, как оно скоротечно.
А за ней — снова зыбкая неизвестность.
И холодные сумеречные утра.
На перекладных.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

03:21 

Так прекрасно, что даже больно

химерная вечность


Мы прибываем в город, и город тотчас же прибывает в нас: его название, минированное звуком «р», вызывает мгновенную фонетическую детонацию. Амсте-р-дам. Антве-р-пен. Штокке-р-ау. Или – П-р-ага. Люце-р-н. Дье-р. Однако сонорной шрапнели, уже вытолкнутой из горла, не суждено рассыпаться рублеными нотами, звонким дрожанием: она зарывается в нёбо, грассирование гасит ударную волну. Путь свободен – путь из прибытия в пребывание.

Мы предавали.


- Энде? – не оборачиваясь, бросаю я тщательно ограненный и отшлифованный оклик, который безошибочно поражает цель.
- Аллем? – летит в ответ небрежный щебень моего имени, до крови разбивая губы.
Мы киваем друг другу, убедившись в слитности нашего двуединства, и убираем голоса в ножны тишины – до следующего условного сигнала.
Нас предавали.

Мы обретаем силу в сращении имен, в губительном обручении безвредных по отдельности слов.
Ende.
Allem.
Ибо вместе мы – конец всему.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

02:34 

Право на суицид

химерная вечность
Уж не знаю, как вы, но довелось мне в своей сетевой жизни неоднократно сталкиваться с сетевыми суицидниками, и теми, кто около того. Совершенно разные при этом ситуации, к примеру — открываю ф-ленту, а там сабж рассказывает как ему хуево и что он, дабы успокоиться, режет руки от плеча до запястья и фото сего действа приложены. И далее текст о том, как бренна жизнь. И ниже следует стопятьсот комментариев о том, какой он несчастный, как его все жалеют, как хотели бы помочь и вообще — держись чувак! — и он держится. Конечно, только ради этих стапятисот человек, которые в него свято верят.

Или еще те, кто — вот, ты поступил как истинная свинья, ты предал меня и все высокие идеалы, я такой несчастный пойду самовыпилюсь, и чтоб бы сдох потом от чувства вины, сволочь! — далее следуют предсметрные самески, и на двадцатой уже в пору задуматься — когда ж ты уже сдохнешь, сука? — а потом к тебе (в сеть, ога) приходят доморощенные братья, сватья, сердобольные подруги, чтобы вопрошать, глядя в твои бесстыдные глаза — пошто невинную душу сгубил, тварь ты бессердечная?

Так вот, лично мое мнение — любой имеет право на суицид. Ибо если это действительно суицид, то человек оказался слишком слаб, не приспособлен, не прошел естественного отбора, и спасай ты его хоть сотню раз, жизнь ты за него не проживешь, а значит, туда ему и дорога. Но чаще всего это просто дешевая провокация, разводка, попытка повлиять на твое поведение, проманипулировать тебя, давя на чувство вины и совесть, таким суицид даже желателен, но фиг ведь дождешься.

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

20:14 

Жуткая метаморфоза человека в экскремент

химерная вечность
Я не вижу смысла быть деликатным и образным, огибать различными полунамеками и вуалировать, чтобы поняли лишь отдельные личности. Я не скрываю, что довольно долгое время я дружил с небезызвестным в наших кругах |Иероним|, при этом считал его весьма стоящим и интересным человеком. Но блять, я ума не могу приложить, что могло произойти за полгода-год с этим человеком что из адекватного вполне существа он превратился в нечто совершенно невразумительное, ограниченное, не видящее и не признающее никого и ничего кроме себя самого и некоторых отдельных личностей, вроде [Pride].

Я искренне не понимаю, что я мог сделать человеку, с которым вообще раз в год общался, что он рыщет по всему интернету и ищет повод меня зацепить, от чего у него такая лютая жопаболь в мой адрес, и вообще, как может один человек вместить столько отборного душистого говнеца, и куда смотрят те, кто его окружают, попуская его бешенный неадекват, гладя его по макушке за каждый невразумительный высер и утверждая, что он во всем всегда прав? Или может именно они подавили напрочь всю его самокритичность?

В итоге имеем что имеем: самодура, который истерично переходит на личности всякий раз, когда тупо не знает, что ответить, срет кирпичами и поносит все то, что не по его уставу, жуткого себялюбца, который сам кричит о своей исключительности и величии, и о том, что все вокруг него, кроме его приближенных прихлебателей — пролетарии. И еще считает возможным меня упрекать в разбухшем ЧСВ.

Я в восторге.

Вопрос: Фу такими быть?
1. Да!  21  (100%)
Всего: 21

@темы: «А я курю, отбросив все слова. И думать вредно — жалкое пристрастие»

URL

Raven Hall

главная