20:47 

Albert Osbourne
химерная вечность
Сегодняшний день прошел на трех кладбищах и в гостях у многочисленных родственников. Дело в том, что сегодня важный мусульманский праздник, эквивалент христианского Родительского дня. Первым было Т-ское кладбище, самое, пожалуй, крупное. К нему вела аллея из молоденьких деревьев грецкого ореха, и в момент, когда я оказался перед стройным рядом могил, заставленных гранитными памятниками, у меня невольно захватило дух. Не знаю, может, оттого, что оно было столь велико, или может оттого, что не смотря на многолюдность, от него веяло кладбищенским спокойствием. Любой шум здесь казался непозволительной дерзостью. Любые разговоры приглушались до шепота. На каждом из блестящих памятников были выгравированны звезда и месяц, над некоторыми возвышались туи и стройные трепетные березы. Мы проходили между могил, ища своих родственников, а находя, так же, шепотом, читали молитвы. Мы шли целенаправленно к ближайшим для нас людям, но по пути то и дело натыкались на тех, кто был близок и знаком, гладили изголовья, приветствовали.

И вот, среди стройных рядов, я увидел девушку. Она стояла одна, совсем одна, возле одной из могил, и я точно знал, что это не родственник ей, и не близкий, я знал, что этого человека она встречала лишь однажды. Она не знала ни его лица, ни голоса, но она стояла, пряча в ладонях лицо, и плакала. Навзрыд, пытаясь приглушить рыдания, зажимая рот, прикусывая костяшки пальцев. Плакала, и просила прощенья. На надгробном камне была дата смерти 1.09.2008.
— Не плачь, доченька... Молись. — раздался рядом старческий голос.
Через некоторое время, она взяла себя в руки, и пошла обратно к аллее, к тем, кто ждал ее. К тем, кто знал, что к той могиле она должна была подойти одна.

Следующим кладбищем было Д-ское. Каким было мое удивление, когда я узнал, что оно, фактически, родовое. Посреди него, на пустоши, раскинулся старый дуб, возвышавшийся над низкорослыми деревьями алычи, плоды которых сгнивали тут же, на земле, отдавая сладковатым душком, а могилы расположились от него по кругу, поделенные секторально, секторов было немного, пять или семь, каждый огорожен низким заборчиком. Здесь упокоились умершие семи больших родов, которых везли, где бы они ни жили, сюда, к родственникам, чтобы сыновей уложить рядом с отцами, мужей с женами... В нашем огороженном секторе я обнаружил три поколения рода М., я знал лишь некоторых. Удивительно, но мои спутники захотели задержаться, и я обошел семейные захоронения всех родов, рассматривая, прикасаясь к изголовьям.

Третье кладбище так же, оказалось родовым, более молодым, чем предыдущее, и более многолюдным. Я наблюдал людей, молящихся и плачущих. Либо просто, прибывающих в задумчивости, под воздействием оживших, и почти ощутимых теней прошлого. Над кладбищем то и дело раздавались заунывные, мелодичные молитвенные песнопения.

А после, меня отвели к великолепному утесу, откуда открывался вид, поразивший мое воображение. Неожиданно поднявшийся ветер, и набежавшие тучи подчеркивали величественную красоту природы тех мест. И в душе моей, наконец, воцарилось торжественное и возвышенное спокойствие.





А после, началась гроза...

@темы: «Я не особенный. Я — это тень моей тени», «Рассветы моей холодной планеты...»

URL
Комментарии
2012-08-19 в 22:36 

А мы утром гадали почему так много народу...

2012-08-19 в 22:39 

Albert Osbourne
химерная вечность
Моришка, Курбан Байрам, день окончания мусульманского поста, один из важнейших праздников в Исламе, да.

URL
2012-08-19 в 22:46 

[Acid One], блин... у меня нет слов почему-то. И проникаюсь уважением постепенно

2012-08-19 в 23:00 

Albert Osbourne
химерная вечность
Моришка, а к чему именно? /чуть удивленно/

URL
2012-08-19 в 23:04 

[Acid One], к таким хм.. обычаям?

2013-08-18 в 14:35 

Эйвил.
Привет, я Тед Мосби. И ровно через 45 дней мы встретимся.
Albert Osbourne, В этом году Бирам праздновали без меня. Прочитала запись и захотела домой.

2013-08-18 в 14:56 

Albert Osbourne
химерная вечность
Эйвил., да, это один из тех дней, когда хочется быть ближе к корням.

URL
   

Raven Hall

главная