19:05 

Экзорцизм

Albert Osbourne
химерная вечность


— Бледный. — шепчешь одними губами и язык ласкает нёбо на букве «л», задерживается, спотыкается, нехотя выпуская из влажной горячей полости слово, заменившее мне имя. Я чувствую вкус каждого слова, срывающегося с твоего языка, как если бы ты их не произносил, а проталкивал шершавой плотью их своего рта в мой, так, словно я пью твои речи, задолго до того, как они успевают слететь с твоих губ и повиснуть в воздухе, ожидая ответа. Пью с горла, с твоей беспокойной гортани, обозначенной острым подвижным кадыком. Я не отзываюсь, ни звуком, ни жестом, но ты знаешь, что я услышал, ты чувствуешь, как я напрягся, отвечая на твой голос коротким нервным импульсом.

Имен не надо, завтра, встретившись случайно на улице, я сделаю вид, что не знаю тебя, и ты пройдешь мимо, но сейчас — я единственное существо, способное облегчить марево боли, в котором ты плаваешь беспомощным зародышем. Единственный, кто способен подменить боль душевную на реальную, ощутимую, тот, кто способен подарить спокойствие хотя бы на короткий срок, пока твои внутренние демоны не начнут тебя снова стачивать от ребра. И ты появишься в моих пропахших кровью камерах снова.

Шесть заостренных железных крюков на равном расстоянии друг от друга. Затертый, отполированный до гладкости рычаг подъема. Каждый раз, выполнив свою часть ритуала, я опускаюсь напротив тебя, здесь важнее не видеть, а чувствовать. Как тонкая паутинка боли растягивается, переплетая комнату. Босые ноги касаются каменного пола, холодеют. Ты сейчас чувствуешь то же самое, паутина вьется, липкими тонкими нитями опутывая все пространство и меня вместе с ним, это — невидимые проводники между тобой и мной.

Ты называешь меня своим личным палачом, доверяясь без остатка моим рукам, зная, что в них нет ни тени жестокости, ни намека удовольствия, я просто вспарываю тебя там, где личинки жирных мясных мух проедают в тебе прорехи, выпуская их на свободу, выпуская твои сомнения, с каждой каплей крови выдавливая из каждой застарелой раны едкий гной вины. Только я знаю момент, когда надо остановиться.

Сцедив всю боль без остатка, кончиками пальцев подцепляю ее тонкие призрачные ленты направляя струями в заготовленные пробирки. Обкусанные у ногтевых пластин, в кровавых заусенцах, пальцы, ловко управляются с каждой струйкой, наполняя вязким плотным дымком один за другим, все заготовленные сосуды, закупориваю, кропотливо и старательно прилепляя бирки. Я знаю всех твоих демонов поименно.

Уключина рычага поддается, и, обессиленные тонкие руки доверчиво обхватывают шею, ты прижимаешься, ощутимо дрожа всем телом, льнешь, ища во мне единственном, источник тепла, впадая в беспамятство в моих объятьях еще до того, как перевяжу все глубокие разрывы.

Пахнешь травами. И теперь, прижимая, укладывая бережно на свое плечо, я уже знаю, что увижу тебя не скоро, только когда твои демоны пригонят тебя к моему порогу, и ты одними губами позовешь меня снова:
— Бледный...

@темы: «Пишу о сексе в рамках никотина. Я просто не умею о любви»

URL
Комментарии
2013-12-08 в 20:14 

Kaoru Sorakami
Что мне косые эти взгляды, я вне закона...(с)
Посмаковал, спасибо, за музыку тоже, как она называется?

2013-12-08 в 21:29 

Albert Osbourne
химерная вечность
Kaoru Sorakami, приятного аппетита, музыка, вот она Audiomachine - Lost Generation)

URL
2013-12-08 в 21:32 

Kaoru Sorakami
Что мне косые эти взгляды, я вне закона...(с)
Albert Osbourne, благодарствую)

   

Raven Hall

главная