21:40 

Ана-Бейит

Albert Osbourne
химерная вечность
— Темиркан, — мать зовет, чтобы накормить оттаявшей олениной мальчика, но он жмется к брюху остывающей юрты, приходится подняться, с трудом перебирая ноги, идти к нему. Он не хочет есть с того самого утра, когда они, откинув полог юрты увидели оленей, вмерзших в землю как стояли. Их глаза заиндевели, и, покрытые тонкой коркой льда, смотрели прямо на них. Мальчик жался к ее ногам, плакал, но она уже не могла спрятать от него умершее стоя стадо, окружившее одинокую юрту. Она выходила только затем, чтобы отколоть льда от промерзшей реки, заполнить им тяжелые бурдюки, приволочь их оттаивать в юрту и затем, чтобы, изогнутым ножом содрав шерсть, отрезать кусок плоти от замерзших перед юртой оленей. Ее точила болезнь, и с каждым днем она становилась все слабее.
— Мама, а когда папа вернется? — спрашивал он снова и снова, с тех самых пор, когда все мужчины племени ушли за рыбой по большой воде, и ей надо было что-то отвечать.
— Если ты не будешь есть, ты не увидишь, как он вернется, тебе надо поесть, тебе надо вырасти, большим и сильным, чтобы отец, вернувшись, не поверил, что перед ним его маленький сын.
— А когда я стану большим и сильным, ма? — за разговором она кормила его с рук, кусочек за кусочком.
— Станешь, Темиркан, всему свое время... Придет и твое, ты вырастешь и приведешь самую красивую невесту во всей степи. И лицо ее будет плоское, сама как степь, и глаза узкие, чтобы духи не смогли проникнуть ей в душу.
Мальчик замолкал, подолгу вслушиваясь в завывания ветра. День в степи короток, а ночь длинна, и в час, когда начинало светать, она откидывала полог юрты, и, устроившись на облысевшей, выжженной земле, принималась играть на варгане.
— Почему ты играешь, мама, там ведь никого нет, никто не услышит тебя... — он подходил, прижимаясь к ее спине, и задирал высоко голову к небу, туда, где искрясь и переливаясь, выводило свой безмолвный танец над бесплодной пустыней северное сияние.
— Меня слышат духи, я играю им, — отвечала она, — чтобы там, на Большой воде они берегли твоего отца, чтобы они сжалились над нами и привели его обратно.
После одной из ветреных ночей она не смогла встать, чтобы отправиться с бурдюками к реке, вода в юрте кончалась, огонь угасал, а вместе с ним и она, безмолвно и молчаливо. Только снующие по стойбищу отощавшие собаки все ближе подбирались к юрте, обгрызая до костей оленей.
— Акмаи... Акмаи, иди сюда, хорошая... — одними руками она тянулась к скалящейся псине, чтобы отловить ее, и, распоров шею, сцедить тонкой струйкой кровь собаки в глиняную чарку. Она подносила теплую песью кровь к губам ребенка.
— Пей, пей по глоточку, — ребенок морщился, плакал, беззвучно, одними глазами, но выпивал по глотку. — Ты помнишь? Ты помнишь, Темиркан, как отец учил тебя приручать огонь?
— Он кусается, от него больно... — бормотал ребенок.
— Ты должен его приручить снова, маленький. Огонь — это жизнь, но если ты не сможешь с ним поладить, он может обратиться в смерть, ты ведь у меня большой уже, уже настоящий мужчина, да?
— Да, мама, я смогу.
— Ты должен идти к реке, набирать воду, когда пить станет нечего, маленький, теперь ты должен позаботиться о себе сам.
В это утро, когда ребенок проснулся, он нашел три чарки до краев наполненные остывшей кровью. Мать сидела за пологом юрты, сжимая намертво замерзшими пальцами варган.
И только вокруг, бескрайние и бесплодные, простирались Серединные земли желтых степей.


Ана-Бейит — Материнский упокой
* — я знаю, что географически степи и северное сияние несовместимы, но мое подсознание с этим не пожелало соглашаться.

@темы: «Они меня нашли, когда я крепко спал...»

URL
Комментарии
2014-02-05 в 23:00 

Ловчий
yes, bitches, I am
Жутко и чудовищно красиво

2014-02-06 в 08:27 

Albert Osbourne
химерная вечность
Ловчий->, угу, потом меня разбудили со словами - молодой человек, конечная остановка, приехали!

URL
2014-02-06 в 11:10 

Ловчий
yes, bitches, I am
Albert Osbourne, и ты такой "ффух...")

2014-02-06 в 11:18 

Albert Osbourne
химерная вечность
Ловчий->, да, это решило проблему, как мне-мальчику выживать одному теперь)

URL
2014-02-06 в 11:21 

Ловчий
yes, bitches, I am
Albert Osbourne, и не пришлось пить холодную кровь)

2014-02-06 в 11:26 

Albert Osbourne
химерная вечность
Ловчий->, материнскую, как я думаю... Мне и теплой, песьей вполне себе хватило. И полуобглоданых оленей из которых не тронутым собаками остались только морды, обращеные к юрте.

URL
2014-02-06 в 11:36 

Ловчий
yes, bitches, I am
Albert Osbourne, собаки оставили тебе самое ценное - замёрзшие оленьи мозги.

2014-02-06 в 11:44 

Albert Osbourne
химерная вечность
Ловчий->, не пробовал. Рекомендуешь? Хочу бифштекс с кровью, или еще лучше - семгу, скользкими влажными ломтиками, брать пальцами, хочу холодную чуть вязкую водку, я лимоном и оливками, другой закуски не надо. Хочу, чтобы не февраль, а май, или хотя бы просто суббота.

URL
2014-02-06 в 11:52 

Ловчий
yes, bitches, I am
Albert Osbourne, рекомендую) Фу, водку не хочу. Хрустящие блинчики с красной икрой)
Короче, пойду обедать.

   

Raven Hall

главная