Albert Osbourne
химерная вечность
О чем я хотел... ах да, о снах. Теперь они совсем редки, хаотичны, единственно - часто повторяется Питер, да так странно, словно бы я его вытатуировал на внутренней стороне век, и вижу досконально, вплоть до мелких деталей, словно бы вот прям сейчас стою на колокольне Исаакия или Смольного, и так он прекрасен, залитый солнцем, что и не верится вовсе ни в блокаду, ни в бомбежки, ни в тысячи загубленных посреди этих северных болот, душ. И вижу я, будто сам его строю, старательно собирая все самое прекрасное со всех концов света, и я люблю его, как новорожденное дитя, и в нем я весь, и весь он во мне.

А сегодня, совсем отличное, вязкое видение, будто какие-то гвозди и скобы мне по всему телу вживили, от пальцев, в каждом из которых вдоль, по всей длине, были утоплены гвозди-десятки, до каждого позвонка спины, в которую впивались монтажные скобы, и на местах их входа, по всему телу распускались голубые цветы, сухоцветы. Мама гладила меня. И рука ее почувствовала металл внутри меня. А я о нем совсем не помнил, я о нем ничего не знал. Она брала сухоцветы у самого основания соцветий и вырывала гвозди и скобы, и только после того как она их извлекала, я понимал, что они доставляли мне жуткое неудобство. А сапфировые цветы, извлеченные с металлическим корнем, скукоживались и вяли, отброшенные мне под ноги.

@темы: «Они меня нашли, когда я крепко спал...»