Albert Osbourne
химерная вечность
Иногда мы с котом сидим вместе. Это самая большая преданность, которую он способен проявить, и самая большая нежность, которую готов проявить я. Без поглаживаний и почесываний за ушком, ему 12 лет, и он требует к себе уважения. Не выносит, когда я кричу. Хватает за руки, пытается перемяукать мой крик. Даже когда смеемся, приходит проверить, а не крик ли это? Его принесли сюда в инкассаторской сумке за долго до того, как появился я, поэтому не считает нужным скрывать, что терпит меня. И большую часть времени мы друг друга на дух не переносим, но сейчас он приходит посидеть со мной рядом. И я, кажется, признателен ему за это.

@темы: «Я не особенный. Я — это тень моей тени»